Среди конских пород (а их сейчас насчитывается в мире более трехсот) совсем немного таких, про которые можно сказать: эту породу точно не спутать ни с какой другой! Фризы - из числа этих немногих. Их яркая индивидуальность делает их узнаваемыми всегда и всеми, восхищает и притягивает.

Черная лошадь из тьмы веков

Покрытая великолепными лугами плоская равнина, башни с двухскатными крышами и традиционные фермерские дома, каменные на деревянном каркасе, где под одной крышей размещаются и жилые комнаты, и хозяйственные помещения, и сарай для скота - таков пейзаж Фрисландии, небольшой области на севере Голландии. Местным жителям с древних времен приходилось отвоевывать жизненное пространство у моря, и сегодня равнину перерезают многочисленные осушительные каналы. На лугах пасутся знаменитые черно-пестрые ост-фризские коровы, чье молоко с удовольствием пьют не только в Голландии, но, наверное, и во всей Европе. Здесь живет небольшой народ фризы, с древних времен сохранивший свои культуру и язык, кстати, из современных языков самый "родственный" английскому. Когда-то фризский народ владел землями от северной Ютландии до Фландрии, а Северное море звалось Фризским. Эти земли - родина одной из самых древних и самобытных конских пород в Европе.

Фото Натальи Костиковой

Первые упоминания о фризских лошадях встречаются в "Записках о Галльской войне" Юлия Цезаря. Древнеримский историк Тацит, живший в I - начале II века нашей эры, пишет о них, что они некрасивые, мелкие, но крепкие и работоспособные -фризские лошади того времени мало отличались от других аборигенных пород Европы. Чуть позже - в середине II века нашей эры - фризские кони снова появляются на исторической арене: фризские всадники служили у римлян "пограничниками", охраняя знаменитую стену Адриана на рубеже римских владений в Британии. Они и позже часто бывали со своими лошадьми на берегах "туманного Альбиона", и фризская кровь несомненно присутствует в породах феллских и дейлских пони из Англии, равно как и в норвежской породе гудбрансдаль (эти вороные лошадки с лохматыми ногами выглядят как уменьшенные копии фризов). Многие специалисты считают, что у знаменитых тяжеловозов шайров тоже фризские предки.

Но вот прошли века, и неказистая лошаденка превратилась в рослого, мощного и подвижного боевого коня, достойного не только рыцарского, но и королевского седла. Фризский жеребец был под Вильгельмом Завоевателем в битве при Гастингсе, да и многие другие монархи и полководцы предпочитали этих коней, сразу привлекавших внимание своей величественной и благородной внешностью.

Приведенные из крестовых походов восточные лошади несколько облагородили облик фриза. Но особенно сильное влияние оказали на него андалузская и берберийская породы, распространившиеся в период испанского владычества, с 1568 по 1648 годы. Андалузская кровь придала фризу особую величавость и картинность, а также "подарила" способности к выездке - в XV-XVII веках фризских лошадей можно было встретить в школах верховой езды во Франции и Испании, о них хорошо отзывались величайшие мастера выездки. Фризов приобретали известнейшие конные заводы: королевский Фредериксборгский в Дании, архиепископа Зальцбургского, Кладрубский.

Однако рыцарская кавалерия уходила в прошлое, под седло теперь подбирались другие, более легкие лошади. Но фризам все равно нашлось подходящее дело: они стали каретными лошадьми для парадных выездов. Но и роскошные цуги из рослых мощных коней со временем вышли из моды, порода из дворцовых заводов перешла в руки голландских крестьян, которые и сохранили ее до наших дней.

Голландские "рысаки"

Мало кто знает, что именно с фризских лошадей началось рысистое коннозаводство. История рысистого спорта начинается в 1650 году: тогда в Голландии на льду замерзшего озера состоялись первые бега. А полтора века спустя фризские рысаки-гардтраберы прославили свою породу на весь мир и стали родоначальниками практически всех призовых рысистых пород.

Итак, боевой рыцарский конь средневековья и одна из лучших каретных пород является в новом качестве: теперь фризы стали знамениты благодаря мощной резвой рыси, носившей название "гардтраб". До появления специализированных рысистых пород, таких как орловская или американская, лошади, способные идти ровной, резвой, машистой рысью, были редкими исключениями, случайной "игрой природы". И лишь среди фризов такие уникумы попадались достаточно часто. Конечно, это вовсе не значит, что фриз превратился в настоящего рысака: он оставался достаточно тяжелой и мощной каретной лошадью, и далеко не каждый представитель породы имел право называться гардтрабером, так что употреблявшееся иногда в отечественной литературе название "голландская рысистая лошадь" весьма условно. И все же на фоне других упряжных пород того времени рысь фризов производила впечатление.

Фото Германа Сомера

"Для настоящей и красивой рыси потребно, чтобы лошадь на бегу поднимала голову и шею, свободно двигала плечами и коленями, вытягивала тело и, поднимая копыта, прижимала их так, чтобы ноги следовали одна за другою, подобно крылам ветряной мельницы", - так описывает ход гардтрабера автор начала XIX века. Если от каретных лошадей требовалось показывать на рыси утрированно высокие, а следовательно, непроизводительные движения (как говорится, идет круто, да все тута), то рысь фриза, сохраняя в определенной степени парадность и красоту, уже отличается энергичностью и хорошим продвижением вперед. Эти особенности хода фризские лошади сохранили до наших дней, существует даже такое понятие - "фризская рысь".

Первоначально состязания гардтраберов проводились под верхом. Вместо седла на широкую спину коня клали пестрый шерстяной ковер, в хвост вплетали "цветной пучок". Впоследствии в употребление вошел высокий двухколесный экипаж, названный на французский манер - "шез", то есть "кресло" (в смысле "кресло на колесах"). В каждом заезде участвовали только два соперника, дистанция была прямая и короткая - 325 метров. Чтобы победить, нужно было стать первым два раза из трех, за проскачку лошадь лишалась приза.

В XVIII - начале XIX веках соревнования гардтраберов были чрезвычайно популярны: они проводились во многих городах и деревнях Фрисландии. В местных газетах первой половины XIX века историки нашли почти три тысячи упоминаний о таких состязаниях! Главным призом самых крупных бегов были серебряные или золотые бичи. В 1823 году голландский король Вильгельм I утвердил в память битвы при Ватерлоо ежегодный приз - "Королевский золотой бич".

Из истории коннозаводства,
и не только отечественного

Однако вернемся в конец XVIII века, во времена популярности фризских гардтраберов и зарождения специализированных рысистых пород. В 1783 году граф Алексей Григорьевич Орлов приобрел в Голландии жеребца и восемь кобыл, которым суждено было сыграть совершенно особую роль при создании орловского рысака, ведь одна из привезенных лошадей стала матерью родоначальника породы Барса. Орлов использовал в своей работе десятки представителей самых разных пород и типов, но все же способность к резвой рыси его лошади получили в первую очередь от голландских кобыл.

То, что большинство этих кобыл, и в том числе мать Барса, были не типичной для фризской породы серой масти, не должно нас сильно смущать: в прошлом единообразие масти вовсе не было отличительной чертой фризов, немало попадалось среди них гнедых и серых, а в средние века, говорят, встречались даже чубарые. Последняя гнедая фризская кобыла была записана в племенную книгу в 1928 году. Серая масть могла распространиться в породе во время испанского владычества под влиянием андалузской и берберийской крови. Профессор В.О.Витт предполагает, что Орлов специально подбирал в Голландии серых кобыл, у которых кровь берберийских предков проявлялась сильнее - ведь фризы все-таки были рыхловаты, грубоваты, громоздки. Впрочем, может быть, графу просто не нравилась вороная масть.

Фото Петры фон Кенел www.friesenlovecoach.ch

Орловский рысак унаследовал от фризских предков и некоторые черты экстерьера: крупный рост и костистые ноги с большими копытами, украшенные довольно большими для полукровной лошади шелковистыми щетками. Возможно, и вороная масть распространилась среди орловцев благодаря голландским кобылам. Повторное прилитие фризской крови орловскому рысаку было предпринято уже после смерти графа Орлова: в 1825 году управляющий Хреновским конным заводом В.И.Шишкин выписал из Голландии несколько вороных кобыл, которых широко использовал в племенной работе.

В Америку первые фризские лошади были привезены еще в 1625 году, когда Нью-Йорк был еще голландским Новым Амстердамом. В Новом Свете порода в чистоте не сохранилась, но широко использовалась в скрещиваниях: в газетах конца XVIII века можно встретить упоминания о рысаках голландского происхождения. Эти лошади, унаследовавшие от фризских предков способности к резвой рыси, впоследствии внесли свою лепту в создание породы морган, в свою очередь стоявшей у истоков американской стандартбредной породы.

В конце XVIII - начале XIX веков была выведена еще одна порода, имевшая огромное значение для развития рысистого коннозаводства, - норфолькский родстер. Родстеры участвовали в создании американской, орловской, французской рысистых пород. Родоначальником норфолькской породы считается рожденный в 1755 году жеребец Шельз, сын чистокровного верхового Блейза, правнука Дарлей Арабиана. А вот с материнской стороны у Шельза голландские корни. Так что порода родстеров тоже выводилась не без участия фризских гардтраберов.

По иронии судьбы фризская порода, имевшая столь большое значение для создания орловского и американского рысаков, именно этими породами была в конечном итоге вытеснена с международного рынка. В Голландии расстояния небольшие - это не Россия и даже не Франция, и серьезный экономический стимул для создания своей рысистой породы здесь отсутствовал, а фризскому фермеру нужнее была рабочая лошадь. В традиционных состязаниях от фризов требовалась лишь резвость накоротке, им явно не хватало дистанционности. Да и целенаправленной селекции на резвость в породе не велось, так что для настоящих рысаков фризы не были конкурентами. Мало толку было и от помесей с чистокровной верховой породой. К концу XIX века бега фризских гардтраберов, некогда привлекавшие столько внимания, даже в Голландии уступили место бегам рысаков на ипподромах. В 1891 году королева-регентша Эмма в последний раз вручила приз "Королевский золотой бич"...

Тяжелые времена и возрождение

В конце XIX века фризская порода оказалась в глубоком кризисе. Надо сказать, что такое развитие событий было общим для всех так называемых пород барокко: мощные, пышные формы и крутой парадный ход лошадей старого испанского типа вышли из моды, всюду предпочитались чистокровные или полукровные английские лошади. Знаменитейшие породы ушедшей эпохи либо перерождались до неузнаваемости, сохранив лишь название, либо влачили жалкое существование. Вот и фризы, некогда известные всей Европе, теперь встречались лишь в пределах своей исторической родины. В пору было думать о спасении национальной породы.

И вот 1 мая 1879 года была основана племенная книга фризских лошадей (Het Friesch Paarden Stamboek), кстати, первая племенная книга в Голландии. Характерно, что вообще изначально планировалось обсуждение вопроса о племенной книге для фризских коров, и о лошадях речь зашла уже по ходу дела, причем насчет того, какие лошади достойны записи в племкнигу, мнения несколько разделились. В результате на свет появилась племенная книга для фризских лошадей, включавшая в себя два регистра: отдельный для фризов и отдельный для помесей и иностранных пород.

Однако положение фризской породы продолжало ухудшаться. К 1900 году фризы совершенно исчезли в соседних с Фрисландией провинциях Дрент и Гронинген, начались "повальные" скрещивания с ольденбургами. Фризов осталось так мало, что в 1907 году было решено объединить оба регистра племенной книги. Это могло означать конец фризской породы. Действительно, в 1912 году в племенную книгу было записано всего три фризских жеребца. В этот момент поклонники породы создали Общество фризской лошади с целью сохранения уникальной породы. Общество выкупало перспективных жеребят, присуждало премии за тип. В 1915 году по его инициативе в племенной книге снова появились отдельные разделы для чистопородных фризов и для всех прочих. Правда, лошадей, не принадлежащих к фризской породе, в фризской племенной книге регистрировали до 1943 года.

Фото Германа Сомера

Но главная проблема оставалась. На дворе XX век, никто уже не ездит в каретах и экипажах, разве что похоронные бюро проявят интерес к представительной вороной упряжке. Последней нишей существования для упряжных лошадей оставалось сельское хозяйство. Для работы на ферме фризы с их шикарными щетками и врожденными способностями в выездке подходили довольно условно, а держать лошадь просто для души крестьянин не мог себе позволить. В период между мировыми войнами общая селекционная политика в породе существенно изменилась: для выживания фризам теперь необходимо было успешно конкурировать с более многочисленными ольденбургами и другими крупными упряжными лошадьми сельскохозяйственного типа. Фризские заводчики стремились получить более массивную и коротконогую рабочую лошадь, и тип фриза довольно сильно изменился. Можно, конечно, критиковать этих заводчиков, ведь фризская порода фактически теряла свое "лицо", но ведь это была попытка хоть как-то спасти ее от вымирания...

После Второй мировой войны началась эра механизации сельского хозяйства, и фризская порода снова оказалась на волосок от гибели. Несмотря на то, что в 1954 году фризскую племенную книгу взяла под патронаж королевская семья Нидерландов (с этих пор книга называется королевской), в 1965 году в мире насчитывалось всего около пятисот фризских кобыл и двадцать жеребцов. Снова начали раздаваться голоса сторонников допуска в разведение помесей, но большинство заводчиков все же было твердо в намерении сохранить породу в чистоте.

Ситуация начала меняться в лучшую сторону в 70-е годы, с развитием конного спорта. Кто как не каретная лошадь более всего подходит для драйвинга! Фризы начали появляться и на соревнованиях международного уровня - голландец Тьерд Велдстра с упряжкой фризов даже чуть не стал чемпионом мира. Правда, при сравнении с лучшими полукровными лошадьми фризам может не хватать выносливости - этим качеством порода никогда особо не блистала, зато такая яркая упряжка сразу привлекает взгляд и зрителей, и судей.

Более того, на фризскую лошадь теперь стали смотреть как на живое воплощение истории, национальное достояние исключительной ценности. Это, кстати, относится ко всем породам "барокко": в последние десятилетия интерес к ним увеличивается год от года. Снова на первое место вышло совершенствование характерных для породы типа и качеств. Фризы начали распространяться по всему миру. И хотя наибольшим поголовьем по-прежнему обладает Голландия, крупные ассоциации заводчиков существуют в Германии (более четырех тысяч зарегистрированных фризских лошадей), США (более тысячи фризов), Бельгии, Франции. Фризы есть даже в Южной Африке и Австралии. В 1980 году в племенную книгу было записано уже три тысячи фризских лошадей, в 1994-м- 15 тысяч. Сегодня общая численность породы достигла 35 тысяч! А Общество фризской племенной книги объединяет около 10 тысяч заводчиков и любителей фризской лошади.

На посвященных породе красочных шоу-фестивалях фризы являются подчас в самой неожиданной роли. Сегодня этих вороных красавцев все чаще можно увидеть под верхом, причем не только в качестве прогулочных лошадей: они легко выполняют пассаж, леваду, ходят испанским шагом. Благодаря своей выразительной внешности фризам нашлось применение в цирке. А как они эффектны в декорациях Средневековья! Поклонники же экипажной езды не останавливаются на традиционных парах и четвериках: на праздниках фризской лошади можно увидеть запряжки в десять и более лошадей.

В России ситуация тоже изменилась: еще лет пятнадцать назад у нас и слыхом не слыхивали об этой породе, а в 2002 году посетители уже могли видеть лошадь фризской породы на выставке "Эквирос", с фризами работает питерский дрессировщик Сарват Бегбуди. Современная судьба фризов - удачный пример сохранения породы, по спортивным и утилитарным качествам вряд ли достаточно конкурентоспособной, но представляющей несомненную историческую и культурную ценность. В наше глубоко прагматичное время это особенно важно.


Елена ВОЛКОВА


Благодарим Наталью Васильевну Пономареву, предоставившую для съемок жеребца Вулсерта.


Экстерьер

На Западе этих лошадей иногда называют "черными жемчужинами": ведь фризская - одна из самых красивых и необычных упряжных пород мира. Фризов относят к группе пород "барокко", в которую входят также андалузцы, лузитано, липпицаны и кладрубы. Особенность фризской породы в том, что она занимает место, промежуточное между лошадьми испанского типа и тяжелой "холоднокровной" лошадью. Фриз - типичная каретная лошадь, крупная (158-165 см в холке и выше), массивная, очень костистая, но элегантная, несколько высоконогая, с ярко выраженным упряжным складом. Корпус широкий и глубокий, спина длинная и нередко мягковатая. Некоторая рыхлость конституции скрадывается высоким ростом и растянутостью форм. Шея у фриза с красивым легким изгибом, очень высоко поставленная, голова крупная, длинная, с почти прямым профилем и длинными строгими ушами. Своеобразной визитной карточкой породы стала вороная без отметин масть, которую имеют все без исключения фризские лошади. Еще одна из наиболее запоминающихся особенностей фризской лошади - очень длинные и густые щетки, покрывающие ее костистые мощные ноги, начиная со скакательного и запястного суставов, и ниспадающие на большие черные копыта (так называемая "фризистость"), а также пышные и очень длинные грива и хвост. Фризы добронравны и достаточно спокойны, поэтому они прекрасно подходят не только для опытных всадников, но и для любителей.


Фризский выезд

Фото Петры фон Кенел www.friesenlovecoach.ch

Традиционный фризский экипаж "шез" изящен и роскошен одновременно. Небольшое двухместное сиденье, спинка и боковые панели которого богато украшены в стиле рококо, подвешено на кожаных ремнях между огромных колес - их диаметр полтора метра. В шез запрягают одну лошадь или пару, реже тандем (запряжка из двух лошадей, поставленных одна за другой). Возница сидит слева, а по правую руку от него, на почетном месте, удобно располагается его дама.

Шезы появились где-то в конце XVIII века, а возможно, и раньше. Существует специальная книга учета шезов. Для того чтобы экипаж был в нее занесен, он должен соответствовать определенным требованиям по двадцати шести параметрам. Сегодня в этой книге зарегистрировано всего около семидесяти шезов.


Фризская порода ведется только в чистоте. Работу с ней координирует Общество фризской племенной книги (Het Friessch Paarden Stamboek, сокращенно F.P.S.), базирующееся в городе Дратхен и имеющее филиалы в одиннадцати странах мира. F.P.S. проводит освидетельствование поголовья, отбор молодняка для кёрунгов, выдает племенные документы и лицензии на племенное использование. Это единственная племенная книга фризской породы, получившая международное признание. Немецкая ассоциация заводчиков фризской лошади (FPZV), существующая с 1979 года, ведет свой отдельный регистр, хотя и по тем же принципам, что голландская племенная книга. FPZV уделяет несколько большее внимание рабочим качествам лошадей, особенно кобыл. Одновременно в Германии действует и филиал F.P.S. - он называется DFZ.

Отбор жеребцов очень строгий. Помимо происхождения от лицензированного жеребца и зарегистрированной кобылы, для занесения в племенную книгу, то есть получения лицензии на разведение, жеребец должен в 2,5 года иметь рост в холке не ниже 158 см и пройти кё-рунг. Из тысячи молодых жеребцов, представленных предварительной комиссии, лишь около семидесяти попадают на центральный кёрунг в Леувардене, и только десять достигнут следующего этапа - испытаний работоспособности в Дратхене. Шесть-семь лучших жеребцов получат право на использование в разведении. Впрочем, каждый третий из них лишится лицензии после оценки качества первых двух ставок.

Система испытаний существует не только для жеребцов, но и для кобыл и даже меринов.


0
Дата публикации: 4.8.2004 23:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №2/2021 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - «Ольга Озерова и её Пять Звёзд», «Гениальная простота», «Закручиваем правильно!»
Конный мир №1/2021 (февраль-март) – скоро в продаже! В номере - «Непревзойденная и легендарная», «Птица-тройка: полет сквозь века», «Норов или боль?»
Конный мир №4/2020 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - В номере - «Конному миру» – 20 лет!, «Баланс – где его искать?», «Лучше, чем на картине?»
Конный мир №3/2020 (июль-август) – скоро в продаже! В номере - «И здОрово, и здорОво», «Когда отнимать», «Ведущие жеребцы России».
Конный мир №2/2020 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - «Сохранить нельзя похоронить», «Последний романтик Востока», «Верхом в Долину привидений».
Кто активен
9 пользователь(ей) активно (6 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 1
Гостей: 8

nia, далее...
© ООО «КЛАСС ЭЛИТА» 2000-2021 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КЛАСС ЭЛИТА»