С середины 50-х годов под руководством Григория Терентьевича Анастасьева наши всадники в конкуре, выездке и троеборье вышли на конкурентные позиции мировой конной элиты. По сей день это непревзойденный результат, а заслуги наставника, даже в мировом ракурсе – бесподобны. 

 

Спонсор рубрики АО «Россельхозбанк»

 

Григорий Терентьевич родился в 1902 году, в юном возрасте был пастухом, откуда, возможно, берут начало его наблюдательность, кропотливость и последовательность. Революция и гражданская война помешали ему получить даже церковно-приходское образование, и многие вещи пришлось познавать в армейской кавалерии, куда Анастасьев призвался в 1924 году. Уже через два года, проявив недюжинный талант в конной подготовке, он был направлен в классическую Школу (ККУКС), квартировавшую в тот период в Новочеркасске. После двух лет обучения Григория Тереньтьевича перевели в преподавательский состав.

 

 

 

В 1941 году Анастасьев ненадолго командировался в качестве командира эскадрона в Чкаловское кавалерийское училище, а затем руководил конной подготовкой в Ташкентском кавалерийском училище (г. Чирчик). В 1942 году он получает должность старшего преподавателя в Школе, сменившей название на аббревиатуру КВОКШ (офицерская кавалерийская школа).

 

В 1946 году на II Всесоюзных конных соревнованиях КВОКШ представила фигурную езду 12 офицеров-преподавателей под руководством полковника Анастасьева. В белоснежных френчах, на светло-серых терских лошадях, эти всадники поразили всех присутствовавших. Даже сегодня, когда публику сложно чем-либо удивить, это восхитительное зрелище.

 

На этих соревнованиях КВОКШ также выставляла всадников в нескольких дисциплинах. Здесь Анастасьев на лошади по кличке Тархан добился звания чемпиона страны в троеборье. Он четыре раза (в 1946, 1948, 1949, 1952 годах) становился чемпионом страны по конкуру. В 1947 году на VI Всеармейских соревнованиях установил всесоюзный рекорд в высотно-широтном прыжке, преодолев на кобыле Галке препятствие 206 на 202 см. В 1950 году Анастасьев получил звание «Заслуженный тренер СССР».

 

После кавалерии

В начавшемся расформировании кавалерии первым делом пострадала кавалерийская Школа, которую расформировали в 1953 году, вместе со всем преподавательским составом. Но Анастасьев не остался без дела: с 1954 года он работает в комитете по физической культуре и спорту при Совмине СССР, а позже в том же году назначен на должность государственного тренера по конному спорту в выездке, конкуре и троеборье.

 

Олимпиада 1952 года в Хельсинки отбросила нашу конную команду на последние позиции. Анастасьеву необходимо было сделать поистине чудо, которое, тем не менее, произошло. В первую очередь этому активно поспособствовала команда единомышленников из тренерского штаба, собранная Анастасьевым из бывших сослуживцев по кавалерийской школе. Это и Елизар Левин, который с Анастасьевым тренировал сборные по конкуру и троеборью, и тренер по конкуру майор В.Г.Алексеенко, Н,А Ситько и В.Н.Тихонов в выездке.

 

Много внимания Григорий Терентьевич уделял и продвижению талантливых людей. Сейчас этого не встретишь, а Анастасьев самостоятельно ездил по конным обществам, высматривая лошадей и людей. К примеру, в 1955 году Григорий Терентьевич во время одной из таких поездок заметил подающего надежды Ивана Кизимова и ввел его в основной состав сборной по троеборью. В другой раз Анастасьев настоял на включении в сборную страны Елены Петушковой и передаче ей жеребца Пепла.

 

Тренерская стратегия

Елена Петушкова рассказывала о том, что существовала небольшая группа всадников, тренировавшихся под руководством Анастасьева и имевших по несколько лошадей в подготовке. Начальный период тренировки всадника проходил на подготовленных лошадях, и лишь затем ему давали прикрепленную лошадь. По словам Петушковой, во времена Анастасьева призванием спортсмена считалось выступление, а не подготовка лошади.

 

Нина Георгиевна Громова в своих воспоминаниях описывала любопытную методику тренерской работы Анастасьева: «В олимпийской команде часто Григорий Терентьевич устраивал просмотр, после которого отправлял нас парами дорабатывать или исправлять то, что не получилось при езде под строгими очами Терентьевича. Второв работал с Ситько, я с Филатовым. Вот, например, отрабатываем пируэт на галопе, один делает пируэт, другой смотрит и делает замечание. Сергей любил точность в исполнении всех элементов и по буквам и по качеству. Так он указывал, например, на какой-нибудь цветок в центре поляны и говорил: «Вот у этого желтого цветка и делай пируэт, но так, что бы не зацепить и ноги никуда от него не уходили. Вокруг него, ясно?» Исполнить такой заказ было не так просто».

 

«Когда Терентьич стоял в манеже с бичом в руке, еле заметными взмахами подправляя лошадь (по-моему, никто в мире так не понимал лошадей), – это напоминало настройку скрипки. Но в еще большей степени его тренерскому таланту было свойственно настраивать на борьбу душу спортсмена», – вспоминала об Анастасьеве Елена Петушкова.

 

Еще один воспитанник великого тренера, Иван Кизимов писал о нем: «Он был очень мудрый тренер, психолог исключительный». Кизимов говорит, что Анастасьев из-за недостатка образования едва расписывался и, делая пометки в свой блокнот, писал два-три слова. Однако Нина Громова о скупости записок Григория Терентьевича говорит, что он, наоборот, писал задания всем всадникам основательно: «Отшлифовать осаживание, причем, не надоедая лошади, а постепенно, шаг за шагом, добиваясь своего со спокойствием и выдержкой, что будет продуктивнее. Совершенствовать принимание на шагу и на рыси. Учесть, что при принимании налево во второй половине обгоняет зад, а при принимании направо в первой половине зад отстает. Следует учесть, что при принимании нельзя распускать лошадь».

 

Григорий Терентьевич постоянно самосовершенствовался и старался привить это стремление своим ученикам. Он много делал для того, чтобы подготовка строилась на научной базе. Например, совместно с лабораторией тренинга ­ВНИИК устанавливал количество шагов, делаемых лошадью на разных аллюрах. В соавторстве с А.А.Ласковым Анастасьев опубликовал ряд статей; как кажется, в них Ласков по большей части изложил своими словами мысли Анастасьева.

 

Олимпиада 1956 года

В преддверии Олимпийских игр 1956 года, конная чать которых проходила в Стокгольме, в Москву на месяц прибыл полковник чехословацкой армии Яндл. Вместе с Анастасьевым он присутствовал на занятиях и консультировал нашу сборную по выездке. На Олимпиаде наши всадники выступили феноменально: 4-е командное место. Это стало большой неожиданностью для многих конкурентов.

 

Владимир Оскарович Витт, бывший на Стокгольмской Олимпиаде, писал: «Не случайно, что выступление нашей выездковой команды оказалось в центре внимания и зрителей, и прессы, которая единодушно предсказывает, что в будущем, по мере приобретения опыта международных встреч, наши спортсмены могут стать грозной силой в соревнованиях по выездке».

 

В троеборье наша страна также выступила превосходно. Лев Баклышин занял 4-е место, неожиданно вырвавшись на конкурирующие позиции. Только в конкуре наши всадники не смогли продемонстрировать имевшийся потенциал.

 

Нина Громова, присутствовавшая на этой Олимпиаде в качестве запасного всадника по выездке, в своих воспоминаниях изложила ситуацию с конкуром. «Тренером конкурной группы был майор Алексеенко, опытный кавалерист, но, видимо, природа не дала ему той гибкости и аналитического склада ума, которые были у Анастасьева. При подаче окончательной заявки провели замену всадников. В команде была прекрасная лошадь Бостон. На нем работал Эрик Шабайло, молодой талантливый конкурист. Но выступать на Олимпиаде ему не пришлось, ссадили. Бостон под чужим незнакомым всадником не проявил себя никак. Прошло немного времени после Олимпиады, Эрику Бостона вернули, и они блестяще выступили в Гамбургском дерби (2-е место), вписав свои имена в книгу победителей этого сложнейшего соревнования».

 

«Я не знала в спорте человека самоотверженей Анастасьева: он всегда раньше всех вставал, мчался на конюшню, проводил время в бесконечных хлопотах и терял за соревнования семь-восемь килограммов. Костюм висел на нем, как на вешалке», – рассказывала о своем тренере Елена Петушкова.

 

Результаты международных турниров значительно повысили авторитет нашей сборной. Олимпиада 1960 года в Риме вывела нашу выездку в лидеры – Сергей Филатов на Абсенте стал нашим первым олимпийским чемпионом по выездке, у Ивана Калиты – пятое место. Это стало большой тренерской победой Анастасьева. В троеборье пятое и седьмое личные места также достались нашим всадникам, С.Мурсалимову и Л.Баклышину.

 

Олимп покоренный

Позже Анастасьев оставил в своем ведении лишь выездку, однако успел значительно повлиять на подготовку к новым Олимпийским играм в других конных дисциплинах. Олимпиада 1964 года вывела нашу троеборную команду на пятое место, а команда по выездке смогла занять третье место, в личном зачете Сергей Филатов завоевал бронзу. На следующих играх в Мехико вновь триумф нашей выездки: Иван Кизимов – олимпийский чемпион, Иван Калита – четвертый, Елена Петушкова – шестая, у сборной серебряная медаль.

 

Под занавес карьеры Анастасьева наша выездковая команда покоряет долгожданный командный Олимп, завоевав в 1972 году золотую медаль. Олимпиада проходила в Мюнхене. По словам Ивана Кизимова: «Никто никогда не бил немцев, да еще на их земле в Баварии. Мы с трудом, но выцарапали золото у них».

 

Григория Терентьевича не стало в 1974 году. По словам Нины Громовой, «с его смертью закончилась целая эпоха блистательных побед выдающихся спортсменов, поднявших авторитет нашего спорта на огромную высоту, признания нашей выездковой школы в мире. Невозможно без чувства благодарности вспоминать этого самородка и таланта». Однако, по словам Ивана Кизимова, семья Анастасьева «еле-еле наскребла деньги, чтобы воздвигнуть обелиск на его могиле». Забвение великих – традиционное явление для нашей страны...

С

середины 50-х годов под руководством Григория Терентьевича Анастасьева наши всадники в конкуре, выездке и троеборье вышли на конкурентные позиции мировой конной элиты. По сей день это непревзойденный результат, а заслуги наставника, даже в мировом ракурсе – бесподобны. 

0
Дата публикации: 18.3.2023 12:41:21
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №1/2023 (ноябрь/декабрь) – скоро в продаже! В номере - «Новая русская спортивная», «Нина Менькова: 62 года в седле», «Метаболизм совершенного атлета».
Конный мир №1/2022 (ноябрь/декабрь) – скоро в продаже! В номере - «Чистокровное коннозаводство: солидный фундамент», «В поисках коня спортивного...», «Как получить государственную помощь?»
Уважаемые подписчики! Дорогие читатели!В связи со сложившейся ситуацией, выпуск журнала "Конный мир" №1/2022 временно переносится до улучшения ситуации в стране. Пожалуйста, следите за обновлениями на сайте и в соцсетях.
Конный мир №4/2021 (ноябрь/декабрь) – скоро в продаже! В номере - «Мы делили... ипподром», «Цилиндры – есть ли шанс?», «Кирилл Племяшов: «В приоритете – клиническое обучение»»
Конный мир №3/2021 (август-сентябрь) – скоро в продаже! В номере - «Куда шагаем?», «Долететь до Японии», «Гордость России»
Кто активен
8 пользователь(ей) активно (5 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 8

далее...
© ООО «КЛАСС ЭЛИТА» 2000-2024 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КЛАСС ЭЛИТА»