Елена ДМИТРИЕВА

 

Среди важнейших конных мест нашей страны Музей коневодства при Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева занимает совершенно особое, уникальное место. Он сочетает в себе черты художественного и научного музея, где наука и искусство дополняют друг друга и позволяют получить наиболее полный взгляд на предмет. К уникальной коллекции конной живописи, графики и скульптуры здесь добавляется наиболее полная библиотека отечественной и иностранной иппологической литературы, огромная фототека и масса других интереснейших предметов. Где еще картины крупнейших мастеров XIX и XX веков будут развешивать не по эпохам, жанрам или авторам, а по породам и типам лошадей? И где еще можно получить ответ на практически любой вопрос из истории отечественного коневодства и на многие вопросы современного его состояния?

Среди важнейших конных мест нашей страны Музей коневодства при Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева занимает совершенно особое, уникальное место. Он сочетает в себе черты художественного и научного музея, где наука и искусство дополняют друг друга и позволяют получить наиболее полный взгляд на предмет. К уникальной коллекции конной живописи, графики и скульптуры здесь добавляется наиболее полная библиотека отечественной и иностранной иппологической литературы, огромная фототека и масса других интереснейших предметов. Где еще картины крупнейших мастеров XIX и XX веков будут развешивать не по эпохам, жанрам или авторам, а по породам и типам лошадей? И где еще можно получить ответ на практически любой вопрос из истории отечественного коневодства и на многие вопросы современного его состояния?

 

Спонсор рубрики АО «Россельхозбанк»

 

 

Музей был создан на основе коллекции, собранной Яковом Ивановичем Бутовичем (1881–1938) – известным коннозаводчиком, активным защитником орловского рысака и одновременно страстным поклонником конного искусства. Бутовичу удалось собрать уникальную коллекцию живописи и скульптуры, включающую работы таких всемирно известных мастеров, как В.А.Серов, Н.С.Самокиш, Н.Е.Сверчков, П.К.Клодт, Е.А.Лансере. Коллекция даже после национализации долгие годы находилась в его конном заводе в Прилепах, пока не была переведена в здание бывшего Императорского скакового общества рядом с Центральным ипподромом при Всесоюзном научно-исследовательском институте коневодства. В 1940 году она обрела свое нынешнее пристанище в Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева.

 

Экскурсию по музею ведет Владимир Оскарович Витт

 

О судьбе самого Я.И.Бутовича уже написано немало – хотя еще несколько десятилетий назад его имя обычно упоминалось лишь вскользь. Человек, столько сил и средств положивший ради отечественного коннозаводства, не покинувший родину в том числе и ради сохранения для будущих поколений культурного наследия – орловского рысака и художественной коллекции, в конце концов пал жертвой репрессий… Впрочем, один знакомый коннозаводчик как-то сказал мне: несмотря на трагический конец, нельзя, неправильно писать картину этой судьбы только черной краской – Яков Иванович был светлый, жизнелюбивый и, наверное, даже счастливый человек, которому все же многое удавалось и который так много в своей жизни успел. В самом деле, это ведь тоже дано далеко не каждому – когда спустя многие десятилетия после смерти человека его дело продолжает жить…

Музей коневодства с самого начала получил статус научно-художественного, чем подчеркивалась его особая роль в распространении знаний о лошади. При музее сформировалась большая конная библио­тека и фототека, старейшие экспонаты которой восходят к временам становления искусства фотографии. Многие поколения лошадей запечатлены на этих снимках – как своеобразное отображение истории отечественного коневодства.

 

Фасад Музея коневодства в 1970-е годы

 

В залах музея проводятся занятия для студентов Тимирязевки и других учебных заведений. Экспозиция составлена неожиданным для подобных музеев образом: по породам и типам лошадей. Есть зал верховой, есть рысистый (естественно, самый большой, ведь Я.И.Бутович был поклонником рысаков и даже заказывал их портреты разным художникам). Сокровища музея – это более 3000 произведений искусства и предметов старины: например, здесь можно увидеть и подлинные беговые дрожки, и настоящие поддужные колокольчики, и старинный секундомер. Здание музея было специально построено под него в 1940 году. Несколько лет назад в здании был проведен капитальный ремонт, что позволило сильно расширить и улучшить экспозицию – ранее удавалось выставить едва ли десятую часть фондов.

 

 

Валентин Серов. Портрет Летучего

 

А ведь были в истории музея очень драматические моменты… Например, в 1939 году коллекции грозило полное исчезновение: она была поделена на части и рассеяна между несколькими учреждениями, и больших усилий стоило собрать ее снова уже «под крылом» Тимирязевки. Большое участие в этом деле принимал известный советский ипполог Андрей Сергеевич Красников, впоследствии много лет возглавлявший в академии кафедру коневодства после В. О. Витта. Красников и позднее уделял огромное внимание музею, популяризации и пополнению его фондов. Он непосредственно участвовал в эвакуации и тщательном сохранении всех его экспонатов в годы войны. При Красникове активно пополнялись библиотека и фототека, начал издаваться библиографический справочник «Литература по биологии лошади, по коневодству и конному спорту».

Концепция экспозиции была создана Владимиром Оскаровичем Виттом, ученым, чье имя известно, наверное, каждому коннику нашей страны. Именно благодаря Владимиру Оскаровичу в Тимирязевской академии появились кафедра коневодства, учебно-опытный манеж. Витт уделял музею очень большое внимание.

У многих сегодняшних конников постарше музей прочно ассоциируется с личностью Давида Яковлевича Гуревича, долгие годы занимавшего пост директора. Этот человек, ветеран Великой Отечественной войны, автор нескольких «конных» книг, к сожалению, покинувший нас в 2012 году, стал для меня лично образцом конника-интеллигента: огромные энциклопедические знания и опыт, безграничная увлеченность лошадьми сочетались в нем с личными качествами, притягивавшими к нему самых разных людей. Я считаю, мне очень повезло встретить этого человека на своем жизненном пути.

 

Статуя знаменитого тракененского производителя Темпельхютера

 

Сегодня на директорском посту его сменила Иоланта Ивановна Бондаренко – человек, на котором долгие годы держалась и продолжает держаться административная и хранительская часть работы музея. Опытный администратор, превосходно знающий музейное дело, она всегда была тем самым «надежным тылом», тем главным человеком, без которого невозможна работа любого учреждения. Многие из нас знают, что без таких людей любое начинание обречено на неудачу. А за плечами Иоланты Ивановны – организация даже таких непростых мероприятий, как получившие большой резонанс выставки в Америке: в 1994 году в Кентукки и в 1995 году в Нью-Мексико. Именно благодаря ей в музее теперь работают профессиональные реставраторы.

Многие поколения студентов и просто любителей лошадей наверняка помнят и научного сотрудника музея Юлию Николаевну Кузнецову – человека, страстно увлеченного лошадьми, в первую очередь ахалтекинскими. В 80-е годы прошлого века Юлия Николаевна стала организатором и участницей уникальных пробегов на ахалтекинцах в Средней Азии, уже много лет она ведет активную деятельность в Ассоциации ахалтекинского коневодства.

И в заключение – немного личного. Мое знакомство с Музеем коневодства было неожиданным, хотя, надо сказать, неизбежным: меня просто отвела туда случайная знакомая, студентка Тимирязевки. В тот день в музей мы опоздали, и проникнуть нам удалось только в Большую анатомическую аудиторию 16-го корпуса. Этого оказалось достаточно, чтобы стремиться попасть в музей в ближайшие же дни во что бы то ни стало. Аудитория была устроена в виде амфитеатра, а по всем стенам, и над доской, и по бокам – вы только представьте себе – картины, картины, множество великолепных картин, и на всех – лошади! И это было место, где студенты просто сидели и слушали лекции! Мои тогдашние впечатления наиболее адекватно передает модное нынче выражение «культурный шок». Однако еще больший шок меня ждал, когда я впервые переступила порог музея. Конских портретов там было столько, что между рамами почти не было видно стены. Признаюсь, впечатление было слишком сильным, и я несколько дней подряд приезжала, чтобы только привыкнуть – так, как привыкают к яркому свету глаза при выходе из темного помещения...

 

Коллектив музея: Иоланта Ивановна Бондаренко, Давид Яковлевич Гуревич и Юлия Николаевна Кузнецова. Фото 2006 года

 

Я стала завсегдатаем. А потом сделала еще одно открытие: для меня, человека «со стороны», музей с его богатейшей библиотекой был идеальным местом для того, чтобы начать изучать лошадей. Ни один мой дилетантский вопрос не оставался без ответа сотрудников музея. Просиживая над книгой часы за столом из карельской березы, в обществе клодтовского «Юноши, вскакивающего на коня» и либериховской «Девушки с граблями», под пристальными взглядами сверчковских рысаков и крестьянских лошадок, я словно открывала для себя неизведанную страну…

А затем музей стал еще и местом встреч: ведь со множеством интереснейших людей, и конников, и не совсем, я познакомилась либо в музее, либо через музей. У меня даже появилось ощущение, что музей был обязательной точкой на маршруте любого конника, приезжавшего по каким-либо делам в Москву…

Он остается таким и сегодня – хранилищем ценнейших реликвий и одновременно гостеприимным домом, где всегда рады друзьям и где двери открыты для всех.

 

Из книги Жана-Луи Гуро «Россия: лошади, люди и святые»:

«Вот он, наконец, говорю я себе при первом визите, музей лошади, который действительно оправдывает свое название! Совсем не похоже на те многочисленные учреждения, которые появляются во все большем и большем числе как во Франции, так и в Германии, Англии, Ирландии, Швейцарии и даже в США: узурпировав название «музей лошади», они являются не более чем «музеями человека», храмами, возведенными в честь человеческой изобретательности, ибо выставлены в них только седла, удила, стремена, сбруя, шпоры, хлысты – в общем, все немыслимое разнообразие инструментов, изобретенных человеком для того, чтобы приручить, подчинить, покорить, использовать лошадь. В московском музее все по-другому. При таком обилии картин и скульптур он воспринимается как музей искусств. Что-то вроде конного мини-Лувра – или, раз уж мы в России, конного мини-Эрмитажа».

 

0
Дата публикации: 11.12.2021 2:20:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Уважаемые подписчики! Дорогие читатели!В связи со сложившейся ситуацией, выпуск журнала "Конный мир" №1/2022 временно переносится до улучшения ситуации в стране. Пожалуйста, следите за обновлениями на сайте и в соцсетях.
Конный мир №4/2021 (ноябрь/декабрь) – скоро в продаже! В номере - «Мы делили... ипподром», «Цилиндры – есть ли шанс?», «Кирилл Племяшов: «В приоритете – клиническое обучение»»
Конный мир №3/2021 (август-сентябрь) – скоро в продаже! В номере - «Куда шагаем?», «Долететь до Японии», «Гордость России»
Конный мир №2/2021 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - «Ольга Озерова и её Пять Звёзд», «Гениальная простота», «Закручиваем правильно!»
Конный мир №1/2021 (февраль-март) – скоро в продаже! В номере - «Непревзойденная и легендарная», «Птица-тройка: полет сквозь века», «Норов или боль?»
Кто активен
6 пользователь(ей) активно (4 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 6

далее...
© ООО «КЛАСС ЭЛИТА» 2000-2022 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КЛАСС ЭЛИТА»