Здания прошлых эпох часто впечатляют: даже абсолютно утилитарные сооружения, хозяйственные постройки, заводские цеха выглядят как дворцы. Что уж говорить о конных заводах и конюшнях – они вообще очень сильно привязаны к ландшафту и по сути представляют собой загородные усадьбы. Такие архитектурные объекты всегда старались, с одной стороны, сделать гармонирующими с окружающей природой, а с другой стороны, создать из них доминанту, районный центр притяжения. О коннозаводстве говорили «благородная страсть», и лошадь, объект этой страсти, прекрасный и внешне, и внутренне, конечно, считался достойным самых красивых фасадов и интерьеров. Строили те конные заводы на века, и они, пережив многие смены эпох, продолжают радовать нас сегодня, восхищать и вдохновлять.

 

Фото Инны Коновой

 

Наиболее ранние упоминания о коннозаводстве в России относятся к XV веку, к временам царствования Ивана III: при нем был основан старейший Хорошевский конный завод. В начале XVII века уже существовали большие конные заводы, известные как «кобылячьи конюшни». Именно правящая династия в первую очередь поддерживала коневодство – ведь породистые лошади, отличавшиеся  и ростом, и силой, и статью, нужны были государству, как для армии, так и для нужд царского двора. Так при Михаиле Федоровиче появилась целая система придворных заводов, в числе которых Хорошевский, Гавриловский, Богородский, Сидоровский, Бронницкий. Изначально придворные заводы были ориентированы на собственные нужды русского царя, но Петр I уже смотрел на дело шире: казенные заводы должны были поставлять лошадей для армии. Им были основаны конные заводы в Казанской, Киевской, Азовской губерниях и в городе Астрахани.
Однако в определенный момент идея дворцовых заводов себя изжила. Полноценно проблемой кавалерийского ремонта государственные заводы занялись только при  Алексанре I: эта функция была возложена на заводы Беловодской группы Стрелецкий, Лимаревский и Новоалександровский, к которым добавлялись существовавший уже с 1767 года Деркульский и переведенные из дворцового ведомства Скопинский и Починковский. Эти заводы, большинство которых существует и поныне, первоначально комплектовались лошадьми из дворцовых заводов. В николаевские времена этим заводам был придан новый статус: по указу от 1843 года, они предназначались «для улучшения коннозаводства в государстве», то есть для разведения племенных лошадей высокого класса. Последовавший вскоре указ вообще запрещал брать в ремонт лошадей с таврами государственных заводов. Пользовательными же лошадьми страну обеспечивали «частники» – это было и проще, и дешевле.
К числу частных конных заводов, между прочим, относится и хозяйство без преувеличения знаковое для отечественного коннозаводства – Хреновской завод, родина орловского рысака и орловской верховой породы. Примечательно, что у главных вельмож екатерининской эпохи возможности в разы превосходили государственный бюджет.
Впрочем, в конце XIX века конюшни-дворцы тоже часто строились с помощью частного капитала. Поместье Старожилово, восхитительный образец неоготики и главное пристанище русской верховой породы, расположенное в 30 км от Рязани, было создано семейством фон Дервизов, баснословно разбогатевших на постройке железных дорог.
Старейшие и красивейшие
Самые старые коннозаводские постройки, конечно, не сохранились, да и были скорее всего деревянными. В какой-то момент назревала необходимость перестройки в кирпиче и камне, в первую очередь как пожаробезопасном материале. Самые старые постройки отечественных конных заводов принадлежат екатерининским временам, но они неоднократно перестраивались и от многих из них сохранились лишь фрагменты. Гораздо больше повезло заводам Беловодской группы (сегодня это территория Украины). Но по масштабности, цельности архитектурного решения и сохранности, пожалуй, на первом месте находится Хреновской конный завод.
Сооружения частных и государственных конских заводов и постройки приусадебных конных дворов, являвшихся часто немаловажным элементом всего архитектурного ансамбля усадьбы, в конце XVIII – начале XIX века в России представляли собой особую интересную область сельской производственной архитектуры.
Основным достоинством архитектуры старинных русских конных заводов является то, что весь комплекс заводских зданий создает впечатление единой композиции с ярко выраженной художественной темой, которая характеризует архитектуру ансамбля в целом. В комплексе заводских построек всегда имеется одно сооружение, по положению, абсолютным размерам и масштабу архитектурных форм доминирующее среди всех остальных. Таким сооружением обычно является здание главных заводских конюшен. Протяженный фронт конюшенных корпусов, крупные объемы выводных и рабочих манежей дают возможность создать интересную объемно-пространственную композицию.
Схема построения архитектурных комплексов всех старинных коневодческих хозяйств довольно идентична. Генеральный план центральной усадьбы включает в себя следующие зоны: производственную (конюшни, ветлазарет, мастерские, склады), административную (управление завода, квартиры управляющего и ветврача, дом для приезжих, школа наездников), приусадебный парк, который является неотъемлемой частью центральной усадьбы и обычно служит естественной зоной разрыва между производством и административно-жилой зоной.
Важный момент, который создает впечатление от всего ансамбля построек старых конных заводов, возводившихся по единому проекту, как, например, Хреновской, – его художественное единство. При этом в старинных заводах нет определенной закономерности в размещении конюшен относительно сторон света, но зато большое внимание уделялось защите их от ветра и озеленению. Например, в главном здании Стрелецкого конного завода даже толщина стен сделана разной: подветренная стена толще.
Строгость и простота архитектуры, порядок и благоустройство территории – это основные требования ко всякому производственному комплексу. Территории всех старинных русских конных заводов несут в себе черты парковой архитектуры: большие зеленые массивы заводского парка, пруды с плотинами и обязательные тенистые аллеи придают конным заводам особый колорит.
Наиболее известен среди российских государственных конных заводов как по численности и качеству лошадей, так и по объему хозяйства и наличию прекрасных производственных и культурно-бытовых построек Хреновской конный завод – родина орловских рысаков. Строительство основных зданий завода, начатое еще при жизни графа Орлова, заканчивалось в двадцатых годах XIX столетия его преемником В.И.Шишкиным. Все заводские здания, по указанию А.Г.Орлова, должны были возводиться каменными и на века. Большинство построек и теперь являются основным капитальным фондом завода. Производственные и служебные здания расположены на территории центральной усадьбы, площадь которой достигает 50 га. Этот грандиозный комплекс заводских зданий представляет собой величественный архитектурный ансамбль русского классицизма начала XIX века.
   В проектировании и строительстве заводских зданий принимал участие знаменитый русский зодчий Д. И. Жилярди. Под чертежами здания главных конюшен Хреновского конного завода, гравированными в двадцатых годах прошлого столетия и помещенными в «Вестнике для охотников до лошадей на 1824 год», имеется следующее пояснение: «Завод сей, как по доброте отменных лошадей, так и по огромности строений есть из числа единственных в Европе». В натуре все было выполнено в соответствии с проектом, в чем можно убедиться даже теперь, сравнивая старинные чертежи с современными обмерами и фотографиями. К сожалению, не сохранились барельефные украшения на стенах и скульптурные группы перед фасадом, которые в конце прошлого века были уничтожены при реставрации заводских построек.
Хотя многочисленные постройки центральной усадьбы разнообразны по назначению и архитектуре, тем не менее завод имеет ярко выраженный архитектурный облик, сложившийся благодаря преобладающему значению основных заводских сооружений, которые занимают доминирующее положение в генеральном плане завода.
Главные конюшни Хреновского конного завода в отличие от конюшен конных заводов Беловодской группы представляют собой комплекс зданий, объединенных в единую архитектурную композицию. Конюшни располагаются по периметру прямоугольника, образуя внутренний двор, в центре которого стоит манеж, примыкающий торцом к центральному павильону выводного манежа на главном фасаде, с двумя сквозными проездами во внутренний двор конюшен.
В углах конюшенного комплекса размещены еще четыре небольших выводных квадратных манежа, объемы которых закрепляют архитектурную композицию здания. Большой рабочий манеж давно потерял свой первоначальный вид, о котором можно судить только по старым изображениям его в разрезе на проекте архитектора Жилярди.
В ансамбле Хреновского завода играет большую роль комплекс жилых и служебных зданий, выделенных в самостоятельную группу, но решенных в едином характере с архитектурой главных заводских конюшен. Среди построек Хреновского завода есть еще одно интересное здание – особняк, в котором помещалась квартира управляющего заводом, так называемый «генеральский дом». Старинная постройка начала XIX века довольно хорошо сохранила свой первоначальный вид, хотя в конце семидесятых годов уже нашего века почти полностью сгорела, но была полностью восстановлена и теперь используется как здание музея истории завода и, частично, как помещение заводской гостиницы.
От классицизма к неоготике
Такой же продуманностью и законченностью архитектурных форм обладает и Старожиловский конный завод, построенный в совершенно ином архитектурном стиле. Автором построек считается архитектор Ф.О.Шехтель.
В середине – второй половине XIX века имение принадлежит О.А. Жеребцовой (1807–1880), бывшей замужем за членом Государственного Совета, генералом от кавалерии князем А.Ф. Орловым (1786–1861).
В первой половине XIX века Старожилово принадлежало княгине Орловой, самой крупной землевладелице округи. В 1860-е годы XIX века вблизи села прошли пути Рязанско-Козловской железной дороги. Одному из концессионеров строительства, предпринимателю Фон Дервизу понравились здешние места, и он приобрёл у Орловой более 3000 десятин земли. Позднее младший сын концессионера, Павел Павлович Фон Дервиз (1870-1943) развернул строительство крупного конного завода. П. П. фон Дервиз служил в кавалерии, военная служба в которой упрочила его любовь к лошади и ему хотелось поработать на поприще верхового коннозаводства. В 1893 году его желание осуществилось, когда были куплены: чистокровный жеребец завода Л. Ф. Грабовского, белый араб завода князя Сангушко, золотисто-рыжий араб завода К. К. Браницкого, 23 кровные арабские матки в заводе кн. Сангушко, 8 арабских кобыл в заводе графа И. А. Потоцкого и 18 орлово-ростопчинских маток завода Шуриновых. В 1898 году, после выхода в отставку, П. П. фон Дервиз стал развивать огромный хозяйственный комплекс с центром в селе Соха, где конный двор был значительно скромнее – не более, чем на 30 лошадей. Полновластным хозяином Старожилова он стал в 1903 году после смерти матери.
С шоссе Старожилово выглядит настоящим средневековым замком, с замысловатостью архитектурного декора, башенками и резными карнизами, высокой крышей манежа и вертикалями печных труб. Однако при ближайшем рассмотрении сразу вычленятся все характерные особенности планировки, по которым конные дворы легко узнать, даже если они перестроены в жилые помещения.
Красоты Северной Столицы
Еще один великолепный образец конной неоготики – дворцовые конюшни в Петергофе. На месте, которое сейчас занимает комплекс, еще с 1723 года располагался конюшенный двор. В 1846 году архитектор Н.Л.Бенуа получил императорский заказ на постройку нового Конюшенного двора. Работы по сносу старых строений (всего восемь зданий из дерева и булыжного камня) начались в 1847 году. Новые конюшни строились с 1848 по 1855 год В общей сложности в конюшнях размещалось 328 лошадей. В состав комплекса входили манеж, конное ведомство, жилые дома для служащих, кузница, ветеринарная лечебница, каретная, сеновалы, кладовые для фуража.
Комплекс имеет в плане форму трапеции. Внешне он имитирует средневековый готический замок. По углам расположены 9 массивных башен (в их верхних этажах были помещения для царского конвоя). Огромный манеж в центральной части комплекса имел систему открытых деревянных стропил. В манеже была предусмотрена особая императорская ложа. Кирпич для зданий был произведён на Знаменском кирпичном заводе. Стены в основном из неоштукатуренного кирпича, оштукатурены карнизы, наличники и парапет. Декор зданий разработан Т.Дыловым, терракотовые украшения – скульптором Д.Йенсеном. Чугунные детали были отлиты на заводе Берда. Из-за Крымской войны финансирование было ограничено, поэтому не были реализованы некоторые планы архитектора: не был сооружён бассейн для купания лошадей, не была поставлена конная скульптурная группа П.К.Клодта перед манежем, не были изготовлены часы с колоколом, предназначавшиеся для средней башни.
К сожалению, многое из старинной коннозаводской архитектуры не сохранилось и многое сохранившееся находится в плачевном состоянии. При том что такие комплексы обладают большим потенциалом, хочется надеяться, что этим постройкам не дадут пропасть, и на карте нашей страны появятся новые точки культурного и исторического притяжения, где дух прошлого обретает реальность и дарит красоту и осмысленность дню сегодняшнему.

Наиболее ранние упоминания о коннозаводстве в России относятся к XV веку, к временам царствования Ивана III: при нем был основан старейший Хорошевский конный завод. В начале XVII века уже существовали большие конные заводы, известные как «кобылячьи конюшни». Именно правящая династия в первую очередь поддерживала коневодство – ведь породистые лошади, отличавшиеся  и ростом, и силой, и статью, нужны были государству, как для армии, так и для нужд царского двора. Так при Михаиле Федоровиче появилась целая система придворных заводов, в числе которых Хорошевский, Гавриловский, Богородский, Сидоровский, Бронницкий. Изначально придворные заводы были ориентированы на собственные нужды русского царя, но Петр I уже смотрел на дело шире: казенные заводы должны были поставлять лошадей для армии. Им были основаны конные заводы в Казанской, Киевской, Азовской губерниях и в городе Астрахани.

Однако в определенный момент идея дворцовых заводов себя изжила. Полноценно проблемой кавалерийского ремонта государственные заводы занялись только при  Алексанре I: эта функция была возложена на заводы Беловодской группы Стрелецкий, Лимаревский и Новоалександровский, к которым добавлялись существовавший уже с 1767 года Деркульский и переведенные из дворцового ведомства Скопинский и Починковский. Эти заводы, большинство которых существует и поныне, первоначально комплектовались лошадьми из дворцовых заводов. В николаевские времена этим заводам был придан новый статус: по указу от 1843 года, они предназначались «для улучшения коннозаводства в государстве», то есть для разведения племенных лошадей высокого класса. Последовавший вскоре указ вообще запрещал брать в ремонт лошадей с таврами государственных заводов. Пользовательными же лошадьми страну обеспечивали «частники» – это было и проще, и дешевле.

 

 

Архитектором Хреновского конного завода стал швейцарец Доменико Жилярди, работавший в России. Он занимался восстановлением многих строений Москвы после пожара 1812 года; кроме того, он является автором здания Опекунского совета.

 

К числу частных конных заводов, между прочим, относится и хозяйство без преувеличения знаковое для отечественного коннозаводства – Хреновской завод, родина орловского рысака и орловской верховой породы. Примечательно, что у главных вельмож екатерининской эпохи возможности в разы превосходили государственный бюджет.

Впрочем, в конце XIX века конюшни-дворцы тоже часто строились с помощью частного капитала. Поместье Старожилово, восхитительный образец неоготики и главное пристанище русской верховой породы, расположенное в 30 км от Рязани, было создано семейством фон Дервизов, баснословно разбогатевших на постройке железных дорог.

 

 

Старейшие и красивейшие

Самые старые коннозаводские постройки, конечно, не сохранились, да и были скорее всего деревянными. В какой-то момент назревала необходимость перестройки в кирпиче и камне, в первую очередь как пожаробезопасном материале. Самые старые постройки отечественных конных заводов принадлежат екатерининским временам, но они неоднократно перестраивались и от многих из них сохранились лишь фрагменты. Гораздо больше повезло заводам Беловодской группы (сегодня это территория Украины). Но по масштабности, цельности архитектурного решения и сохранности, пожалуй, на первом месте находится Хреновской конный завод.

Сооружения частных и государственных конских заводов и постройки приусадебных конных дворов, являвшихся часто немаловажным элементом всего архитектурного ансамбля усадьбы, в конце XVIII – начале XIX века в России представляли собой особую интересную область сельской производственной архитектуры.

Основным достоинством архитектуры старинных русских конных заводов является то, что весь комплекс заводских зданий создает впечатление единой композиции с ярко выраженной художественной темой, которая характеризует архитектуру ансамбля в целом. В комплексе заводских построек всегда имеется одно сооружение, по положению, абсолютным размерам и масштабу архитектурных форм доминирующее среди всех остальных. Таким сооружением обычно является здание главных заводских конюшен. Протяженный фронт конюшенных корпусов, крупные объемы выводных и рабочих манежей дают возможность создать интересную объемно-пространственную композицию.

 

 

 

 

Василий Иванович Шишкин, бывший крепостной Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского, стал главным продолжателем его дела и в создании первых в России собственных заводских пород, и в строительстве Хреновского конного завода, которое продолжалось с 1810 по 1818 год.

 

Схема построения архитектурных комплексов всех старинных коневодческих хозяйств довольно идентична. Генеральный план центральной усадьбы включает в себя следующие зоны: производственную (конюшни, ветлазарет, мастерские, склады), административную (управление завода, квартиры управляющего и ветврача, дом для приезжих, школа наездников), приусадебный парк, который является неотъемлемой частью центральной усадьбы и обычно служит естественной зоной разрыва между производством и административно-жилой зоной.

Важный момент, который создает впечатление от всего ансамбля построек старых конных заводов, возводившихся по единому проекту, как, например, Хреновской, – его художественное единство. При этом в старинных заводах нет определенной закономерности в размещении конюшен относительно сторон света, но зато большое внимание уделялось защите их от ветра и озеленению. Например, в главном здании Стрелецкого конного завода даже толщина стен сделана разной: подветренная стена толще.

Строгость и простота архитектуры, порядок и благоустройство территории – это основные требования ко всякому производственному комплексу. Территории всех старинных русских конных заводов несут в себе черты парковой архитектуры: большие зеленые массивы заводского парка, пруды с плотинами и обязательные тенистые аллеи придают конным заводам особый колорит.

Наиболее известен среди российских государственных конных заводов как по численности и качеству лошадей, так и по объему хозяйства и наличию прекрасных производственных и культурно-бытовых построек Хреновской конный завод – родина орловских рысаков. Строительство основных зданий завода, начатое еще при жизни графа Орлова, заканчивалось в двадцатых годах XIX столетия его преемником В.И.Шишкиным. Все заводские здания, по указанию А.Г.Орлова, должны были возводиться каменными и на века. Большинство построек и теперь являются основным капитальным фондом завода. Производственные и служебные здания расположены на территории центральной усадьбы, площадь которой достигает 50 га. Этот грандиозный комплекс заводских зданий представляет собой величественный архитектурный ансамбль русского классицизма начала XIX века.

   В проектировании и строительстве заводских зданий принимал участие знаменитый русский зодчий Д. И. Жилярди. Под чертежами здания главных конюшен Хреновского конного завода, гравированными в двадцатых годах прошлого столетия и помещенными в «Вестнике для охотников до лошадей на 1824 год», имеется следующее пояснение: «Завод сей, как по доброте отменных лошадей, так и по огромности строений есть из числа единственных в Европе». В натуре все было выполнено в соответствии с проектом, в чем можно убедиться даже теперь, сравнивая старинные чертежи с современными обмерами и фотографиями. К сожалению, не сохранились барельефные украшения на стенах и скульптурные группы перед фасадом, которые в конце прошлого века были уничтожены при реставрации заводских построек.

Хотя многочисленные постройки центральной усадьбы разнообразны по назначению и архитектуре, тем не менее завод имеет ярко выраженный архитектурный облик, сложившийся благодаря преобладающему значению основных заводских сооружений, которые занимают доминирующее положение в генеральном плане завода.

Главные конюшни Хреновского конного завода в отличие от конюшен конных заводов Беловодской группы представляют собой комплекс зданий, объединенных в единую архитектурную композицию. Конюшни располагаются по периметру прямоугольника, образуя внутренний двор, в центре которого стоит манеж, примыкающий торцом к центральному павильону выводного манежа на главном фасаде, с двумя сквозными проездами во внутренний двор конюшен.

В углах конюшенного комплекса размещены еще четыре небольших выводных квадратных манежа, объемы которых закрепляют архитектурную композицию здания. Большой рабочий манеж давно потерял свой первоначальный вид, о котором можно судить только по старым изображениям его в разрезе на проекте архитектора Жилярди.

В ансамбле Хреновского завода играет большую роль комплекс жилых и служебных зданий, выделенных в самостоятельную группу, но решенных в едином характере с архитектурой главных заводских конюшен. Среди построек Хреновского завода есть еще одно интересное здание – особняк, в котором помещалась квартира управляющего заводом, так называемый «генеральский дом». Старинная постройка начала XIX века довольно хорошо сохранила свой первоначальный вид, хотя в конце семидесятых годов уже нашего века почти полностью сгорела, но была полностью восстановлена и теперь используется как здание музея истории завода и, частично, как помещение заводской гостиницы.

 

От классицизма к неоготике

Такой же продуманностью и законченностью архитектурных форм обладает и Старожиловский конный завод, построенный в совершенно ином архитектурном стиле. Автором построек считается архитектор Ф.О.Шехтель.

В середине – второй половине XIX века имение принадлежало О.А.Жеребцовой (1807–1880), бывшей замужем за членом Государственного Совета, генералом от кавалерии князем А.Ф.Орловым (1786–1861).

В первой половине XIX века Старожилово принадлежало княгине Орловой, самой крупной землевладелице округи. В 1860-е годы XIX века вблизи села прошли пути Рязанско-Козловской железной дороги. Одному из концессионеров строительства, предпринимателю Фон Дервизу понравились здешние места, и он приобрёл у Орловой более 3000 десятин земли. Позднее младший сын концессионера, Павел Павлович Фон Дервиз (1870-1943) развернул строительство крупного конного завода. П. П. фон Дервиз служил в кавалерии, военная служба в которой упрочила его любовь к лошади и ему хотелось поработать на поприще верхового коннозаводства. В 1893 году его желание осуществилось, когда были куплены: чистокровный жеребец завода Л. Ф. Грабовского, белый араб завода князя Сангушко, золотисто-рыжий араб завода К. К. Браницкого, 23 кровные арабские матки в заводе кн. Сангушко, 8 арабских кобыл в заводе графа И. А. Потоцкого и 18 орлово-ростопчинских маток завода Шуриновых. В 1898 году, после выхода в отставку, П. П. фон Дервиз стал развивать огромный хозяйственный комплекс с центром в селе Соха, где конный двор был значительно скромнее – не более, чем на 30 лошадей. Полновластным хозяином Старожилова он стал в 1903 году после смерти матери.

С шоссе Старожилово выглядит настоящим средневековым замком, с замысловатостью архитектурного декора, башенками и резными карнизами, высокой крышей манежа и вертикалями печных труб. Однако при ближайшем рассмотрении сразу вычленятся все характерные особенности планировки, по которым конные дворы легко узнать, даже если они перестроены в жилые помещения.

 

 

Красоты Северной Столицы

Еще один великолепный образец конной неоготики – дворцовые конюшни в Петергофе. На месте, которое сейчас занимает комплекс, еще с 1723 года располагался конюшенный двор. В 1846 году архитектор Н.Л.Бенуа получил императорский заказ на постройку нового Конюшенного двора. Работы по сносу старых строений (всего восемь зданий из дерева и булыжного камня) начались в 1847 году. Новые конюшни строились с 1848 по 1855 год В общей сложности в конюшнях размещалось 328 лошадей. В состав комплекса входили манеж, конное ведомство, жилые дома для служащих, кузница, ветеринарная лечебница, каретная, сеновалы, кладовые для фуража.

 

Фото Натальи Рубацкой

 

Фото Натальи Рубацкой

 

Фото Инны Коновой

 

 

Императорские конюшни в Петергофе

Комплекс имеет в плане форму трапеции. Внешне он имитирует средневековый готический замок. По углам расположены 9 массивных башен (в их верхних этажах были помещения для царского конвоя). Огромный манеж в центральной части комплекса имел систему открытых деревянных стропил. В манеже была предусмотрена особая императорская ложа. Кирпич для зданий был произведён на Знаменском кирпичном заводе. Стены в основном из неоштукатуренного кирпича, оштукатурены карнизы, наличники и парапет. Декор зданий разработан Т.Дыловым, терракотовые украшения – скульптором Д.Йенсеном. Чугунные детали были отлиты на заводе Берда. Из-за Крымской войны финансирование было ограничено, поэтому не были реализованы некоторые планы архитектора: не был сооружён бассейн для купания лошадей, не была поставлена конная скульптурная группа П.К.Клодта перед манежем, не были изготовлены часы с колоколом, предназначавшиеся для средней башни.

 

 

 

Конный двор в Стрельне

 

К сожалению, многое из старинной коннозаводской архитектуры не сохранилось и многое сохранившееся находится в плачевном состоянии. При том что такие комплексы обладают большим потенциалом, хочется надеяться, что этим постройкам не дадут пропасть, и на карте нашей страны появятся новые точки культурного и исторического притяжения, где дух прошлого обретает реальность и дарит красоту и осмысленность дню сегодняшнему.

 

 

Спонсор рубрики АО «Россельхозбанк»

 

 

0
Дата публикации: 14.10.2021 22:50:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №3/2021 (август-сентябрь) – скоро в продаже! В номере - «Куда шагаем?», «Долететь до Японии», «Гордость России»
Конный мир №2/2021 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - «Ольга Озерова и её Пять Звёзд», «Гениальная простота», «Закручиваем правильно!»
Конный мир №1/2021 (февраль-март) – скоро в продаже! В номере - «Непревзойденная и легендарная», «Птица-тройка: полет сквозь века», «Норов или боль?»
Конный мир №4/2020 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - В номере - «Конному миру» – 20 лет!, «Баланс – где его искать?», «Лучше, чем на картине?»
Конный мир №3/2020 (июль-август) – скоро в продаже! В номере - «И здОрово, и здорОво», «Когда отнимать», «Ведущие жеребцы России».
Кто активен
6 пользователь(ей) активно (4 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 6

далее...
© ООО «КЛАСС ЭЛИТА» 2000-2021 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КЛАСС ЭЛИТА»