Валерий СБОРНОВ

Для постороннего, наверное, русская упряжь поначалу выглядит странновато: какая-то громоздкая деревянная конструкция над шеей лошади... А ведь именно эта «штука» стала спасением для лошадей на российском бездорожье. В Западной Европе рессоры располагали под кузовом экипажа, в России придумали установить деревянную пружину-рессору между лошадью и оглоблями, оградив конские плечи от тряски и ударов, усугубляемых тяжестью воза.

 

 

Трудно сказать, кто и когда первым придумал это гениальное по своей простоте устройство, ставшее символом русской запряжки, кто и когда впервые согнул ветку соответствующей толщины и поместил ее в качестве распорки между оглобель, закрепив сыромятными петлями-гужами. Однако с этим новшеством конструкция запряжки теперь прочно держалась без помощи каких-либо застежек и пряжек, а главное, могла компенсировать неровности дороги. Изобретение оказалось очень удачным для просторов лесной части России, где ухабов и колдобин на дорогах хватает и сегодня. Упоминания о дуге есть в древнем карело-финском эпосе «Калевала», так что можно предположить, что в далеком прошлом дуговая упряжь была распространена гораздо шире.

Однако в более поздние времена дуга употреблялась лишь на территории России и стран, имевших с ней в разное время тесные связи (например, в Польше, Прибалтике). Даже на Западной Украине и в южнорусских степях привычнее дышловая запряжка. В общем, дуга стала чисто русской национальной особенностью, и с ней связан целый пласт народной культуры: ведь, к примеру, изготовить хорошую дугу – целая наука. Часто этим занимались особые мастера-дужники, и выходили из-под их рук порой настоящие произведения искусства.

 

 

Над коренником этой тройки – расписная дуга XIX века из удмуртского села Большая Уча. Фото Ольги Порошиной

 

Дуга моя в лесу растет...

Сырье для дуг заготавливают весной, во время сокодвижения, выбирая деревья, растущие в низком, сыром месте. Заготовка изначально должна быть пропитана влагой (соками) изнутри, тогда она будет хорошо гнуться. Не всякая порода подойдет для дуги: древесина должна быть достаточно прочной и вместе с тем достаточно пластичной, чтобы не сломаться при изгибании. Из пород деревьев, растущих в европейской части России, этими качествами обладают ветла, вяз, дуб, черемуха. Однако у каждой из них есть свои особенности, порой усложняющие работу дужника. К примеру, черемуха превосходно гнется, но имеет свойство во время оттепели набирать в себя влагу, а когда вслед за оттепелью ударит мороз, эта влага, замерзнув, может разорвать дугу. Так что для климата с сильными морозами черемуха не очень подходит.

Стволы у черемух тонкие, поэтому их гнут целиком. А вот крупные заготовки, бревна диаметром 24–28 см, предварительно раскалывают на «сектора»: получается сразу несколько дуг. Вяз – крупное дерево, однако его предпочитают брать, пока он молодой и тонкий, и гнуть целиком: у растущих в сыром месте старых вязов часто подгнивает сердцевина. Дуб всем хорош: и гнется, и не ломается, только тяжел. Однако дубовые дуги остались в прошлом: сегодня дуб редок, дорог, растет плохо, и в большинстве случаев рубка его запрещена.

Самое «дужное» дерево – ветла. Ее мастера-дужники издавна приметили за упругость и легкость: ветловую дугу можно держать одним пальцем. Иногда они даже сами выращивали ветлу – ведь это дерево не растет большими массивами, как та же береза. Но чаще ветлу покупали на стороне, причем приходилось везти ее издалека и платить за нее очень высокую цену.

 

Приспособление для гнутья дуги после варки

 

Колотой заготовке придавалась определенная форма (так, на виде сбоку дуга в верхней части где-то на сантиметр шире, чем на концах, а на виде спереди верхняя часть, наоборот, чуть уже). После этого начинался очень ответственный процесс – гнутье. Перед гнутьем дерево необходимо распарить, а затем быстро согнуть и зафиксировать. Крестьяне распаривали заготовку в навозе, а затем гнули через палку. Это простейший и, по всей видимости, древнейший способ гнутья. В ремесленных мастерских, а позднее в артелях производство было на более высоком уровне: у дужника в мастерской находилась «парня», где дугу разваривали или распаривали, а гнули ее потом на специальном приспособлении. После этих операций дуга, как хорошее вино, подлежала выдержке. Концы ее связывали вместе и в таком виде оставляли в покое на один-два месяца.

Заготовка материала и гнутье – две важнейших составляющих качества и долговечности дуги. Плохая дуга быстро ломалась и могла подвести своего владельца в экстренной ситуации, а хорошая добротная дуга служила десятки, а то и сотни лет и передавалась по наследству от отца к сыну.

Последний этап работы – художественное оформление. Готовую дугу грунтовали, а затем расписывали. Чисто утилитарное назначение покраски – защита дерева от гниения – порой уходила на второй план по сравнению с тем, сколько мастерства и таланта вкладывалось в украшение этого элемента упряжи. Дуги богато расписывали, украшали резьбой, медными бляхами, тисненой кожей. На некоторых дугах можно увидеть целые картины. Элементы росписи имели особый символический смысл. В центре, в самой высокой части дуги, часто помещали круг (это могли быть также розетка или цветок) – древний символ солнца, мощный защитный оберег. Ромб, знак плодородия, символизировал поле. Часто встречавшийся на расписных дугах виноград – образ рая, богатства, «полной чаши» – относится к библейской христианской символике. Некоторые мотивы росписи дуг близки к иконной орнаментике XVIII века, другие похожи на старую Хохлому, сундучную роспись.

Понятно, что такие дуги берегли для торжественных случаев. Расписная дуга висела на почетном месте в сенях как знак богатства и статуса хозяина. В XIX и даже начале XX века такие дуги чаще всего подписывались. Писали, как правило, имя владельца дуги, год ее изготовления, реже – имя мастера-дужника.

 

Золото ямщиков

Знаток по одному виду дуги может немало рассказать о ее назначении, времени изготовления, судьбе. Например, дуги середины XVIII – начала XIX веков более вычурные, «фасонистые», а дуги конца XIX – начала XX веков выполнены в более строгом стиле. Наиболее богато и нарядно дуги расписывали в середине XIX века – это было время расцвета упряжной езды в России, и спрос на упряжь был наиболее высокий.

По назначению, а соответственно, и по своим рабочим характеристикам и виду упряжь делилась на ломовую, ямскую, полуямскую и городскую. Ломовые телеги были грузовым транспортом того времени. Ломовики перевозили тяжелые грузы по городу, трелевали лес; соответственно, нагрузки на ломовую упряжь были самые большие и потому ломовые дуги были самыми толстыми и массивными. Городская упряжь предназначалась для легких колясок, рассчитанных на кучера и одного-двух пассажиров. Она была самой легкой и изящной, и часто дуги для городской упряжи делались не колотыми, а из цельных заготовок. Ямская упряжь – троечная, это уже грузопассажирский транспорт. Обычно почтовая тройка (а до упразднения почтовой гоньбы большинство троек были именно почтовыми) везла несколько человек и их багаж. Соответственно и дуги в ямских запряжках были заметно легче ломовых, но массивнее городских. Полуямская запряжка отличается от ямской тем, что пристяжных в ней не две, а одна, так что в отношении дуги здесь различий нет; в старых каталогах дуги для ямских и полуямских запряжек назывались одинаково полуямскими. Полуямские дуги использовали и в одноконных запряжках.

 

Дуга из экспозиции Музея истории художественных промыслов Нижегородской области, 1853 год

 

Богатством дужной росписи щеголяли не только зажиточные владельцы богатых выездов, но и извозчики. Внешний вид упряжки был чем-то вроде рекламы извозопромышленника, и недаром ломовая упряжь по нарядности и богатству убранства уступала лишь ямской (и в наше время грузовые фуры ведь тоже «раскрашивают» яркой рекламой).

Мода на роспись, приемы и технологии менялись с каждой эпохой. До середины XIX века особой популярностью пользовались дуги, расписанные золотой краской или покрытые сусальным золотом. Золоченая дуга должна была «гореть» на расстоянии и резко выделяться на фоне поля или леса, чтобы можно было заранее заметить приближающуюся тройку. В 60-е годы XIX века золоченые дуги были вытеснены расписанными. Роспись состояла из ярких, контрастных цветовых пятен: красных розанов, синих гроздей винограда, зеленых трав. Роспись оживляли ритмичные белые блики. Такие дуги были заметны издали, как и золоченые.

Сусальное золото на дугах было популярно до середины XIX века: такая дуга «горела» на фоне окружающего пейзажа

 

В конце XIX века необъятные просторы нашей страны были стянуты воедино железной дорогой, а по улицам городов уже громыхали трамваи и разъезжали первые автомобили. Ушли в небытие ямские станции и лихие почтовые тройки, но в городах еще оставался частный конный извоз. В это время тяжелая дуга заменяется более тонкой – на ней остается меньше места для резьбы и росписи. Появилась мода изображать золотые, серебряные и пестрые натуралистические букеты цветов вместе с травами и виноградом. Разноцветные краски и мелкий рисунок резали глаз своей пестротой, и в конце концов дуги стали окрашивать в один цвет. Одноцветные дуги иногда перевивали цветными лентами.

Эта дуга несет характерные черты периода НЭПа: роспись по дореволюционным мотивам, но не на черном, а на вишневом фоне, железная оковка концов дуги, чеканная зга.

 

Давно ушло в прошлое то время, когда по российским дорогам носились лихие тройки с золочеными и расписными дугами. Но рано еще списывать со счетов дугу и дуговую упряжь, ведь в этих предметах воплощен многовековой опыт русской езды. Дуга определяет ширину оглобель, сохраняет баланс хода и перераспределяет нагрузки; в русской упряжи лошадь может работать дольше и выполнять более тяжелую работу с меньшими затратами сил. Зга, маленькое колечко, закрепленное в верхней части дуги, вместе с пристегивающимся к трензельным кольцам уздечки поводком или поводковым прибором представляют собой не что иное, как русский аналог чека, удерживающих голову рысака в определенном положении. А старинные дуги – образец для современных мастеров.

 

 

0
Дата публикации: 12.7.2021 5:30:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №2/2021 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - «Ольга Озерова и её Пять Звёзд», «Гениальная простота», «Закручиваем правильно!»
Конный мир №1/2021 (февраль-март) – скоро в продаже! В номере - «Непревзойденная и легендарная», «Птица-тройка: полет сквозь века», «Норов или боль?»
Конный мир №4/2020 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - В номере - «Конному миру» – 20 лет!, «Баланс – где его искать?», «Лучше, чем на картине?»
Конный мир №3/2020 (июль-август) – скоро в продаже! В номере - «И здОрово, и здорОво», «Когда отнимать», «Ведущие жеребцы России».
Конный мир №2/2020 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - «Сохранить нельзя похоронить», «Последний романтик Востока», «Верхом в Долину привидений».
Кто активен
7 пользователь(ей) активно (3 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 7

далее...
© ООО «КЛАСС ЭЛИТА» 2000-2021 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КЛАСС ЭЛИТА»