Янов-Подляски. Это название многое говорит любителям арабской лошади: ведь это родина выдающихся представителей породы, благодаря многим из которых слова «польский араб» приобрели совершенно особый смысл. А ведь история Янова* неразрывно связана с историей России: начнем с того, что этот старейший в Польше государственный конный завод был основан по указу российского императора...


"Скаковая" и "воронцовская" конюшни

Наполеоновские войны, почти непрерывно сотрясавшие Европу в начале XIX века, привели к упадку коневодства почти во всех европейских странах. Огромное количество лошадей погибло или было искалечено в сражениях и походах. Пострадали многие частные конные заводы – их постройки сгорели, племенное поголовье было угнано. Особенно большие потери понесло коневодство западных губерний России, в том числе входившей в ее состав восточной части Польши.

В 1816 году, во время пребывания императора Александра I в Варшаве, польскими властями ему был представлен проект, который стал основой царского указа от 6 октября 1816 года об учреждении в Царстве Польском государственного конного завода и депо жеребцов. Для комплектования было предписано выделить пятьдесят жеребцов и сто маток из дворцовых конных заводов Починковского, Скопинского, Стрелецкого, Ораниенбаумовского и Александровского. Перед новым племенным хозяйством была поставлена задача: «Еснабжать лошадьми хороших статей собственную Его Величества конюшню, а Царство Польское – жеребцами для усовершенствования конской породы».

Отбор лошадей для завода был поручен ветеринарному врачу Яну Ритцу, он был назначен первым директором и оставался на этом посту до 1826 года. Разместить завод было решено в местечке Янов-Подляски, расположенном на реке Западный Буг.

Ритц прибыл с лошадьми в Янов 18 декабря 1817 года – этот день считается официальной датой создания завода. Кроме полученных по царскому указу, Ритц привел еще и лошадей, купленных у частных лиц, всего 54 жеребца, 100 кобыл и 133 трехлетка. Половина жеребцов были английскими, остальные – арабскими, персидскими, турецкими, донскими, мекленбургскими, кавказскими и неаполитанскими. Среди кобыл больше всего было донских и английских. Лошадей разместили в старых конюшнях при Яновском замке и в новых, специально простроенных в близлежащем имении Выгода. В дальнейшем племенное поголовье было разделено. Лучшие жеребцы и матки остались в Янове и Выгоде, а около ста производителей были распределены между заводскими конюшнями в Ломже, Вилянове и Серадзе. Они предназначались для покрытия кобыл, принадлежавших частным владельцам.

Завод продолжал пополняться. В 1822 году поступил купленный у графа Ржевусского жеребец Алабаджанка, оказавшийся отличным производителем. Его дочери и внучки давали классное потомство от чистокровных английских жеребцов. Потомки Алабаджанки успешно скакали на Варшавском ипподроме в 1840-х и даже 1850-х годах. В 1823 году в Янов прибыли семь полукровных жеребцов, купленных в Англии, а еще через два года там же были приобретены несколько чистокровных верховых жеребцов и кобыл с полностью известным происхождением. Лучшим из них был жеребец Сорсерер (Юнг Сорсер – Метеор Мэр), 1818 г. р., оставивший в Яновском заводе многочисленное потомство.

Продолжалось и строительство завода, возводились домики для персонала, хозяйственные постройки. В 1840-х годах известный итальянский скульптор Г.Маркони – автор многих зданий в Варшаве и других городах Польши – построил в Янове две каменные конюшни, сохранившиеся до наших дней. Одна из них – с башенными часами – стала своего рода символом Яновского конного завода. В середине XIX века в деятельности завода наступил определенный упадок, племенная работа велась недостаточно целенаправленно. Наряду с английскими и арабскими в завод поступали рысистые и даже тяжеловозные жеребцы и кобылы. С 1859 по 1877 год яновские лошади не участвовали в скачках. Директорами конного завода в эти годы были чиновники, не имевшие необходимой специальной подготовки. Положение изменилось в 1881 году, когда директором Яновского конного завода был назначен А.Нирот, большой знаток чистокровного коннозаводства и скаковых испытаний. Он проработал на этом посту более тридцати лет. Нирот приобрел для завода чистокровных производителей Кордиана, Регэмптона, Браконье и даже организовал небольшое чистокровное отделение. В то же время он уделял большое внимание основному, полукровному отделению и добился значительных успехов. Полукровные лошади, выращенные в Янове, имели выраженный узнаваемый тип, крепкую конституцию и высокую работоспособность.

В 1915 году в связи с начавшейся Первой Мировой войной лошади Яновского завода были эвакуированы в Россию. Их разделили между государственными Деркульским, Стрелецким, Лимаревским и Новоалександровским конными заводами. В Янов они уже никогда не вернулись, завод в том виде, в каком он велся почти сто лет, перестал существовать.

Яновский араб – это звучит гордо

Восстановление завода началось в 1919 году, после обретения Польшей независимости. Были отремонтированы здания, началось формирование племенного поголовья. Несколько лошадей купили в Австрии, из Одессы поступили чистокровные лошади бывшего завода М.И.Лазарева, из Пулав – некоторые матки, происходившие из завода Потоцких. В 1920 году в Янов были приведены чистокровные арабские кобылы из бывшего завода Дзедушицского, и среди них знаменитые Газелла II, Млеха, Помония и ее дочь Зулейма. Первоначально были сформированы четыре отделения: арабское чистокровное, арабское полукровное, англо-арабское и чистокровное верховое. Последнее в 1928 году было выведено во вновь организованный конный завод в Рокоце.

Надо сказать, что отношение к арабской лошади в Польше всегда было особенным. Разведение этой породы имеет здесь многовековые традиции. Первые свидетельства о поступлении восточных лошадей на королевские конюшни относится к середине XVI века. В XVIII веке польские аристократы неоднократно закупали лошадей на арабском Востоке, а в XIX веке экспедиции за лошадьми «к бедуинам» стали чуть ли не регулярными. Названия конных заводов Сангушко, Ржевусских, Дзедушицких, Бранницких стали ассоциироваться с понятием «чистокровная арабская лошадь высшего класса».

Межвоенные годы были временем расцвета в Янове арабского коннозаводства. В чистокровном отделении стояли превосходные производители Бакшиш (Ильдерим – Парада), Абу-Млех (Млех I – Лань) – отец известного Энвер Бея, рожденный в Сирии оригинальный араб Бургас, Кохейлан I (Кохейлан IV – Газель). В 1931 году был импортирован из Аравии Кухайлан Хайфи, от которого был получен жеребец Офир – лучший из всех арабских чистокровных лошадей, рожденных в Янове до Второй Мировой войны. В полукровном отделении завода выделялись потомки англо-араба Кредита (Мантон – Цена), 1929 г. р.

Дороги войны

Знаменитый Офир

В августе 1939 года, в самом начале Второй Мировой войны, советские войска, упреждая продвижение гитлеровской армии, вошли в Восточную Польшу. Тогда из Янова были уведены многие племенные лошади, в том числе жеребцы-производители Офир, Кухайлан Саид, Скшип, Таки Пан, Пиолун, матки с жеребятами, молодняк. Большинство из них поступило в Терский конный завод, образовав существенную часть его племенного состава.

В годы оккупации в Яновском конном заводе действовала немецкая администрация, принимавшая меры к восстановлению поголовья. Были отобраны у окрестных крестьян и возвращены в завод лошади, разбежавшиеся во время военных действий. У частных владельцев купили некоторое количество лошадей, приобретенных ранее в Янове. Несколько кобыл привезли из Югославии и Франции. В 1944 году в Янове родилось шестьдесят арабских жеребят, но уже в июле в связи с наступлением советских войск началась эвакуация лошадей на запад. Более двух лет продолжались их скитания. Сначала лошади и работники завода были отправлены под Дрезден, они застали бомбежку города авиацией союзников в ночь с 13 на 14 февраля. Из Дрездена завод перебросили в город Торгау на Эльбе, потом железной дорогой в Неттелау, что под Килем. По пути в Неттелау люди и лошади чудом избежали гибели – эшелон попал под сильную бомбежку. Только в 1946 году все уцелевшие лошади вернулись в Польшу. Многие здания завода были разрушены, и первоначально поголовье пришлось разместить в Посадове (Познаньское воеводство). В Янов полукровных лошадей перевели в 1950 году, а чистокровных арабских – только в 1960 году.

Во время войны племенной работой в заводе руководил видный специалист Анджей Кшишталович (1915–1998). Он сопровождал лошадей во время эвакуации, принимая все меры к их сохранению, после окончания войны вернулся вместе с заводом в Польшу. В 1958 году Кшишталович был назначен директором Яновского конного завода и исполнял нелегкие задачи, связанные с этой ответственной должностью, до ухода на пенсию в 1991 году. Но и после этого он продолжал живо интересоваться делами завода, безотказно помогая советами его новым руководителям. 13 августа 1999 года в заводе состоялась торжественная выводка памяти А.Кшишталовича. В параде участвовали его любимые лошади. Первым вывели Эвкалиптуса, за ним Этрурию, Барку, Александрию, Алжерию, Анголу, жеребцов Эурола, Сармата. К открытой в этот день мемориальной доске на стене главного манежа легли живые цветы.

Польская кровь в России и в мире

Из жеребцов-производителей, стоявших в Янове в послевоенные десятилетия, следует упомянуть сыновей Офира: Витража, 1938 г.р., Великого Шлема, 1938 г. р., и Витеза II, 1938 г. р. В середине 1960-х годов дочери и внучки этих жеребцов составляли более половины маточного поголовья. Сын Великого Шлема и Форты Чорт, 1949 г. р., отличавшийся высоким скаковым классом, правильным экстерьером и не соответствующим кличке спокойным характером, был в свое время лучшим арабским производителем в Польше.

Постоянные связи поддерживались между Яновским и Терским конными заводами. Любопытна родословная знаменитого жеребца Негатива (Насим – Тараща), 1945 г. р., переданного в Янов в 1962 году в обмен на жеребца Сэмена (Лаур – Сокора). Негатив был внуком рожденного в 1909 году в Польше жеребца Сковронека (Ибрагим – Яскулка). Сковронек был продан в Англию, где поступил производителем в знаменитый конный завод Крэббет-Парк; он считался одним из лучших чистокровных арабских жеребцов в мире. В 1936 году в Крэббет-Парке были куплены для Терского конного завода 25 лошадей, и среди них его сын Насим, 1922 г. р. Несмотря на малый рост (147 см), он оказался самым лучшим из приобретенных жеребцов, использовался в Терском конном заводе четырнадцать лет и оставил многочисленное потомство. Рожденный в год окончания войны Негатив стал достойным продолжателем отца. Наличие среди маток большого числа его сестер и дочерей ограничивало использование Негатива, и было решено обменять его на жеребца из Яновского завода. Таким образом, круг замкнулся: кровь Сковронека вновь вернулась в Польшу.

Кстати, за пять лет до Негатива в Яновский конный завод поступил его сын Набор, 1950 г. р., признанный чемпионом ВДНХ. Впоследствии Набор был продан в США, где он стал одним из ведущих производителей. Среди его потомства – пятьдесят чемпионов выставок арабских лошадей в США и Канаде.

На берегах пограничного Буга

Жеребец-производитель Аслан, Юный резерв-чемпион Польши 2000 года

Яновский завод располагается у самой границы с Белоруссией, его луга широкой полосой раскинулись вдоль реки Западный Буг. Завод представляет собой крупное сельскохозяйственное предприятие, где наряду с коневодством занимаются продуктивным животноводством, а несколько десятилетий назад разводили еще и косуль, фазанов и даже зайцев.

Конная часть хозяйства имеет два отделения: чистокровное арабское и англо-арабское. В настоящее время в Янове содержится около трехсот арабских лошадей, в том числе сто маток. В заводе представлены восемь мужских линий и четырнадцать маточных семейств. Многие из маток по прямой линии восходят к кобылам Газелле, Млехе и Сахаре, выведенным из Аравии в середине XIX века. Кроме того, оставили свой след в маточном составе отдельные кобылы, импортированные из Англии, Франции и Югославии. Здесь выращивают чемпионов международных выставок и победителей самых престижных скачек. В историю завода навечно вписаны клички лучших его питомцев: кобыл Бандолы, Пилярки, Алжерии, Сабелинны, великолепных жеребцов Пробата и Эвкалиптуса, непобедимого на скаковом кругу Викинга и многих-многих других.

В англо-арабском отделении Яновского завода выращивают отличных племенных и пользовательных лошадей: крупных, правильно сложенных, со спокойным характером. После скакового тренинга и выступлений на ипподроме англо-арабы используются в спорте, а лучшие жеребцы получают племенное назначение и поступают в государственные заводские конюшни. Ежегодно значительное число полукровных лошадей продается за границу.

Надолго запомнилось мне посещение Яновского конного завода в 1988 году. Очень любезный представитель администрации показал нам жеребцов-производителей и кобыл, предназначенных к продаже на аукционе. Экстерьер многих кобыл был просто великолепен. Тогда же мне довелось впервые увидеть вороного арабского жеребца; на Терском конном заводе, где я много раз бывал, вороных лошадей не было. Были в Янове и несколько пегих англо-арабов – потомков пегого жеребца Гиппокрита.

С 1970 года в Янове-Подляском проводятся аукционы арабских лошадей, привлекающие покупателей со всего мира, а с 1979 года – Национальный польский чемпионат-выводка арабских лошадей. В начале нового тысячелетия эти аукционы получили название «Гордость Польши». Чемпионат и аукцион – часть большой программы Дней арабской лошади, в которую также входят экскурсии в Михалувский и Бялковский конные заводы. В нынешнем году все эти мероприятия приурочены к Конгрессу Международной организации заводчиков арабской лошади (WAHO), который пройдет в Польше с 8 по 13 августа.

Сегодня в трех крупных государственных конных заводах Польши – Яновском, Михалувском и Бялковском – насчитывается около трехсот чистокровных арабских маток. Впрочем, не в количестве дело. Упоминание о польском происхождении лошади в зарубежных рекламных буклетах и каталогах звучит как гарантия качества. Вклад Яновского завода здесь немалый: ведь только за годы директорства Кшишталовича питомцы завода 22 раза становились национальными чемпионами породы, побеждали в чемпионатах в США, Швеции, Норвегии, Финляндии, Бельгии, Франции, Великобритании, Канаде и Бразилии, девятнадцать раз выигрывали на Варшавском ипподроме Дерби, семнадцать раз Окс, не говоря уже о множестве других скачек. На Олимпиаде-80 в Москве яновский англо-араб Артемор привез польскому конкуристу Яну Ковальчику золотую медаль в личном зачете. Есть чем гордиться яновским коневодам.


Давид Гуревич

Фото Веслава и Лидии Павловских


*На географических картах принято отражать польское звучание – Янув, но в русской иппологической литературе завод называется Яновским.

0
Дата публикации: 18.11.2005 0:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №3/2019 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - "Дети Тотиласа", "Учите лошадь слышать", "Танцующий на воде".
Конный мир №2/2019 (март-апрель) – скоро в продаже! В номере - "Сделано в СССР", "Брак по любви", "Из пробирки".
Конный мир №1/2019 (январь-февраль) – скоро в продаже! В номере - "Мундштук преткновения", "Слово о тренере", "Читаем по губам".
Друзья, с этого года у вас появилась особая возможность сделать необычный подарок – подписку на наш журнал! Для этого мы предлагаем специальный подарочный сертификат.
Конный мир №5/2018 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - "Главный конкурист страны", "Где медали?", "Допрыгались... Заболевания конкурных лошадей".
Кто активен
27 пользователь(ей) активно (8 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 27

далее...
© ООО «Королевский издательский дом» 2000-2019 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КИД»