Вставать пришлось засветло - нам назначено на девять утра. Несмотря на ранний час (а едем мы чуть за восемь) жжет и душит испанское небо, сентябрь не приносит прохлады. Пусть в машине кондиционер - едем с открытыми окнами, так лучше чувствуется скорость. Вверх по холму, мимо быка по кличке Осборн (реклама местного винодельческого комбината), вниз, через железнодорожный переезд и опять в гору...


От входа на конный завод открывается чудесный вид - лестница вниз, площадка для выводок, манеж, чуть поодаль - монастырь, в котором, как говорят, и началась история испанской лошади... Спускаемся по длинной лестнице, чтобы оказаться во внутреннем дворике, - там уже стоят несколько "кобр" по шесть кобыл в каждой. Кобылы славные, с колокольчиками на шеях и бритыми репицами хвостов, послушные, немного сонные. С одной стороны к дворику примыкает манеж, со всех других - денники с открытой верхней половиной двери. В каждом - голова, "лица" - разные, где-то любопытные, где-то устало-заносчивые. Рядом запрягают пятеркой (троих впереди, пару следом) экипажик для катания туристов, которые начнут подтягиваться к десяти, к началу экскурсии и шоу. Уздечки, хомуты и хвосты украшаются белыми и синими бубенцами. Кабальеро в парадных костюмах - сегодня, как и каждую субботу.

Мария ("Просто Мария", - представилась она) уже на рабочем месте. Говорит по-английски, что само по себе уже редкость для Испании, и готова отвечать на все наши вопросы. Ознакомительная экскурсия. Да, быть лошадью в этой конюшне я бы не отказался... Даем подписку о неразглашении (все-таки находимся на объекте Министерства обороны Испании!) и слушаем, слушаем, слушаем... А теперь в манеж, где вот-вот начнется шоу...

Стены манежа почти полностью сделаны из стекла - от невысоких трибун и до самой крыши (благо местный климат позволяет). Кажется, что именно это единство свободно носящегося по манежу молодняка и таких близких зеленых холмов Андалузии дарит это странное чувство... В шоу в Картухе нет элементов Высшей школы. Нет фигурной езды и подружек вакеро, сидящих на крупах. Здесь - что-то большее, действующее не на эстетическом, скорее на подсознательном уровне. Чувство... свободы? Полета? В манеж выпускают резвящихся полуторок и двухлеток, степенных кобыл и подсосных жеребят, лучшего производителя - одного в целом манеже (какие у него движения!!!). Захватывает... Чарует...

Шоу закончено, у нас есть еще немного времени, чтобы пообщаться с лучшим жеребцом-производителем и задать ему несколько вопро... Ой, нет, ему вопросов задавать не будем. Совсем забыл сказать - здесь предлагают продегустировать знаменитый херес ("шерри") "Тио Пепе". Красотка для антуража слева, разливающий со специальной рюмкой на длинной ручке - справа. Кисловатый "фино" в жару прекрасно утоляет жажду.

На выходе из Йегуады - памятная табличка о визите Хуана Карлоса I. И хотя в честь нашего визита памятной таблички не повесят, у нас останутся самые приятные впечатления о Йегуаде де ла Картуха и о лошадях породы Рига raza espanola...


Испания дарит любителю лошадей массу ярких впечатлений - это, несомненно, одна из самых "конных" стран Европы. Высшая школа, выездка вакеро, искусство конной корриды... Здесь все, от мельчайших деталей снаряжения до манеры верховой езды, окрашено в яркий национальный колорит, и в то же время во всем чувствуется европейская цивилизованность. К тому же за этими традициями - богатейшая история: отсюда много веков назад начиналось европейское искусство верховой езды. И вершина этой великой конной культуры - прославившая в веках свое имя андалузская лошадь. Впрочем, это название породы, утвердившееся в остальной Европе с давних времен, в самой Испании не в чести, несмотря на то, что около половины поголовья породы сосредоточено именно в провинции Андалусия. Единственно правильным здесь считается название "чистая испанская порода" (по-испански Рига raza espanola, ИЛИ сокращенно P.R.E.). Именно так пишут "национальность" андалузцев во всех официальных документах. Испанцы очень ревностно относятся к репутации своей национальной породы, и слово "чистая" здесь звучит как "чистокровная". В самом деле, историческое значение этой породы не меньше, чем чистокровной верховой или арабской.


...Небольшой старинный городок Херес-де-ла-Фронтера находится в семидесяти километрах от Севильи и всего в полутора десятках километров от побережья Атлантики. Он был известен еще во времена Реконкисты, приставка "Фронтера" ("граница") в названиях андалузских городов напоминает о том, что когда-то здесь проходил рубеж земель, отвоеванных у мавров. Херес прославился в основном благодаря особому сорту крепких вин, но для конников Испании он имеет совершенно особое значение: это, можно сказать, столица андалузского коневодства. В Хересе расположена Королевская андалузская школа верховой езды, а каждый год в мае здесь целую неделю длится красочный конный праздник. Вокруг - виноградники и поля, на которых рядом пасутся лошади и боевые быки. Здесь вотчины крупнейших землевладельцев и потомственных коневодов: фамилии Домек, Гарсия, Мендез хорошо известны испанским конникам. Но совершенно особое место среди всех этих хозяйств занимает конный завод Йе-гуада де ла Картуха, который на протяжении веков был главным центром разведения андалузских лошадей. И поныне понятие "картухано" остается синонимом лошади самого безупречного и древнего происхождения.

Истоки андалузской породы теряются в древности. И как у всякой древней породы, ее история полна легенд и эпизодов, достоверность которых порой проверить достаточно сложно, а иногда и просто невозможно. К этим легендарным временам относится и возникновение конного завода Йегуада де ла Картуха. Название свое он получил от картезианского монастыря, основанного в Хересе в 1475 году, - "картухано" буквально значит "картезианский". Значительный вклад в основание монастыря внес некий дон Альваро Обертос де Валето, передавший монахам свои городские земли. А несколько лет спустя началось строительство великолепных зданий, которые можно видеть и сегодня. Как у монахов появились лошади, доподлинно неизвестно, однако популярный исторический анекдот повествует о неком доне Педро, арендовавшем монастырские земли. Как-то, задолжав монахам аренду, он расплатился с ними своими кобылами. Как бы то ни было, исследования современных историков подтверждают тот факт, что монахи занимались коневодством уже в конце XV века.

Следующее столетие ознаменовалось расцветом как картезианского монастыря и его конного завода, так и всей испанской породы в целом. Это был пик славы Испанской империи, период ее доминирования на суше и на море и завоевания огромных пространств Нового Света. Испанские лошади распространились по всему миру, дав начало многим современным европейским и американским породам. Однако вскоре в Европе появилась мода на более рослых и тяжелых лошадей типа неаполитанских, их стали завозить и в Испанию. Более того, увлечение неаполитанцами было столь велико, что испанцы начали скрещивать с ними своих лошадей, несомненно превосходивших "иностранцев" в подвижности, работоспособности и гармоничности форм. И лишь благодаря монахам-картезианцам из Хереса породу удалось сохранить в чистоте: в монастырском заводе прекрасно знали цену своей породе и не допускали никаких скрещиваний.

Однако подошел XIX век, век политических потрясений, войн и революций, а вместе с ним - крутые перемены в судьбе монастыря и конного завода. В 1808 году Испания была завоевана Наполеоном. Когда французская армия вступила в Херес, монахи покинули картезианский монастырь, бросив все свое имущество. Племенные лошади попали в конюшни Конвента. Затем последовал декрет Кадисских кортесов об экспроприации собственности монастырей в пользу государства. Вернуться в стены монастыря монахам удалось лишь в 1812 году. Через девять лет - новое изгнание: по указу кортесов закрываются все монастыри в стране. В третий раз, теперь уже окончательно, монахов выселили в 1835 году, после чего монастырь использовался как тюрьма, потом переходил из рук в руки, пока наконец в 1856 году не был передан Комиссии по памятникам истории и искусства. И лишь почти век спустя, в 1948 году, монастырь был возвращен Картезианскому ордену, монахи которого населяют его и по сей день.

Судьба завода была не менее сложной и запутанной. В 1812 году, когда монахи покинули монастырь, легендарная Йегуада де ла Картуха была спасена от полного разграбления священником Педро Хосе Сапата. Он выкупил шестьдесят лучших кобыл и трех жеребцов, выслав монахам оговоренную сумму. Теперь сохранением картезианского конного завода занялись частные лица, и надо сказать, они сумели сберечь этот бесценный генофонд в чистоте. Пройдя через множество рук, конный завод в 1983 году перешел в собственность государства: теперь он принадлежит специально созданной государственной компании EXPASA, ведущей все дела этого необычного хозяйства.

Под защитой министерства обороны

Сегодня конный завод располагается в поместье Фуэнте дель Суэро - это в нескольких километрах от монастыря; впрочем, когда-то эти земли тоже принадлежали картезианцам. Завод не очень большой - около семидесяти маток и двадцать пять жеребцов, но значение его для андалузского коневодства действительно трудно переоценить. Картезианских лошадей здесь разводят в чистоте, в племенной состав берут только жеребцов и кобыл, выращенных у себя, а в тех редких случаях, когда требуется освежить кровь, в других хозяйствах выбирают лошадь чисто картезианского происхождения. Действительно, картезианские лошади воплощают лучшие качества андалузской породы: величественную красоту, эффектные движения, прекрасный характер. Неожиданно поражает их весьма крупный рост: видя в Центральной Европе не самых лучших представителей породы, привыкаешь к мысли, что для андалузца рост ниже 160 см как бы норма, что, однако, не совсем так. Кобылы одна в одну: мощные, глубокие, с изогнутыми шеями - в других породах такие шеи у жеребцов.

Не надо, однако, думать, что "картухано" - это какая-то особая порода. С точки зрения современного студбука картезианские лошади - всего лишь одна из линий в породе, правда, очень ценная и знаменитая. Из всей численности породы "картухано" занимают всего 2,5%, но в то же время ту или иную долю "картезианской" крови имеют почти 90% андалузцев.

Возможностям заводской ветеринарной клиники, наверное, могут позавидовать многие подобные учреждения Европы.

Кстати, занимается делами андалузской породы... Министерство обороны. Этим анахронизмом недовольны и сами испанцы: когда-то лошади действительно были стратегическим военным ресурсом, но сегодня генералы вряд ли в курсе всех тонкостей и проблем коневодства и конного рынка - если только они не заядлые лошадники. Как бы то ни было, в работе с породой используются самые современные методы. Все лошади проходят тестирование крови и ДНК на подтверждение происхождения, для идентификации лошадей используются микрочипы.

Йегуада де ла Картуха - это не просто конный завод, это гораздо больше чем конный завод. Начнем с того, что хозяйство находится на попечении у государства и не преследует коммерческих целей. Главное - сохранить этот уникальный генофонд для потомков, а также рационально использовать его для улучшения всей андалузской породы. В соответствии со специальной программой жеребцы конного завода предоставляются для случки другим хозяйствам, действует оснащенный по последнему слову техники пункт искусственного осеменения, хотя в "чистой испанской породе" оно запрещено. Тем не менее в заводской лаборатории проводят исследования и совершенствуют технологию хранения замороженной спермы. А возможностям заводской ветеринарной клиники, наверное, могут позавидовать многие подобные учреждения Европы: здесь можно провести практически любую операцию.

Еще одна цель конного завода Йегуада де ла Картуха - демонстрировать испанских лошадей во всей красе и силе всем желающим. Каждую среду и субботу в конном заводе "день открытых дверей": конники и просто туристы из самых разных стран могут увидеть кобыл, сцепленных в так называемую "кобру", молодняк, показательные выступления всадников и экипажей.

Конный завод Йегуада де ла Картуха оставляет незабываемые впечатления. И в первую очередь восхищение тем, какое огромное внимание уделяется здесь национальной конской породе, ее истории и будущему.


Сергей ДМИТРИЕВ

Фото Натальи Костиковой


Честь испанского тавра

Лошадей в Испании таврят "дедовским" методом - каленым железом. А сами тавра, как ценнейшее наследство, передаются в семьях испанских коневодов от отца к сыну. Собственное тавро, причем подчас весьма замысловатое, имеет каждый заводчик - это своего рода фирменный знак.

Тавро конного завода Йегуада де ла Картуха имеет форму мундштука, над грызлом которого расположена маленькая буква "С", поэтому к названию завода часто добавляют слова "Иерро дель Бокадо", то есть "Тавро в виде мундштука". Это тавро ввел в употребление Педро Хосе Сапата, выкупивший конный завод картезианцев в 1812 году. Однако тавро Сапаты было без буквы "С": она появилась в 1857 году у дона Винсенте Ромеро Гарсия, купившего часть завода. Позже дон Винсенте выкупил и старое тавро, без буквы "С". А в марте 1998 года картезианские монахи передали компании EXPASA и тавро в форме колокола, которое использовалось в заводе с XV века.


P.R.E. - лошадь для спорта

Национальная ассоциация заводчиков лошадей чистокровной испанской породы (ANCCE) базируется в Севилье, в сердце андалузского коневодства, где порода зародилась и сформировалась. Небольшая группа энтузиастов создала эту ассоциацию в 1972 году, когда андалузская порода только начала возрождаться после долгого кризиса. С тех пор ощущается явный прогресс: если в 1970 году численность породы составляла лишь порядка двух тысяч голов, то сегодня по всему миру живут 80 тысяч андалузцев. Изменились в лучшую сторону и экстерьер, и движения: когда механизация лишила лошадей традиционной сферы использования, отсутствие отбора, обусловленного практической целесообразностью, привело к развитию у андалузцев чрезмерной декоративности, а характерный для породы высокий ход стал настолько утрированным, что это уже сигнализировало о нарушениях в строении и недостаточной работе зада. Поставив задачу исправить эти недостатки, заводчики сумели сделать движения андалузцев более естественными, а экстерьер - правильным.

Цель ANCCE - помогать заводчикам, владельцам, а также потенциальным покупателям андалузских лошадей, продвигать и рекламировать "чистокровных испанцев", причем не только в качестве красивой и оригинальной лошади для досуга, но и полноценной спортивной лошади. Испанские лошади годятся для всех видов спорта - так заявляют представители ассоциации. Если говорить о выездке, то за этими словами - великолепные выступления на Олимпиаде-96 Эвенто и Фламенко, "серебро" Рафаэля Сото и Инвазора на Кубке наций. Вот и на нынешних Всемирных играх породу представляли Инвазор под седлом Рафаэля Сото и Гранадеро Игнасио Рамблы. Впрочем, как бы ни менялись правила игры, к искусству выездки андалузская порода на протяжении веков имела самое непосредственное отношение. Не менее перспективны андалузцы и в драйвинге, тем более что в Испании богатые традиции езды в экипажах. Но конкур... Впрочем, защитники андалузцев резонно замечают: прыгать 130 см может любая лошадь. А преимущество андалузца - его золотой характер, его готовность к контакту с человеком, желание работать. С такой лошадью действительно и в огонь, и в воду, и на препятствие...


0
Дата публикации: 5.8.2004 0:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №3/2019 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - "Дети Тотиласа", "Учите лошадь слышать", "Танцующий на воде".
Конный мир №2/2019 (март-апрель) – скоро в продаже! В номере - "Сделано в СССР", "Брак по любви", "Из пробирки".
Конный мир №1/2019 (январь-февраль) – скоро в продаже! В номере - "Мундштук преткновения", "Слово о тренере", "Читаем по губам".
Друзья, с этого года у вас появилась особая возможность сделать необычный подарок – подписку на наш журнал! Для этого мы предлагаем специальный подарочный сертификат.
Конный мир №5/2018 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - "Главный конкурист страны", "Где медали?", "Допрыгались... Заболевания конкурных лошадей".
Кто активен
13 пользователь(ей) активно (3 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 13

далее...
© ООО «Королевский издательский дом» 2000-2019 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КИД»