Длинноухий, но не осел. С конским хвостом, но не лошадь. Живет до шестидесяти лет, почти не болеет, работает за двоих. Кто это? Правильно, это мул, гибрид лошади и осла.

Для нас мул – экзотика, знакомая разве что по учебникам. Однако есть страны, где мулы даже более многочисленны, чем лошади. В Латинской Америке, Северной Африке, Индии, Китае их очень ценят, и не зря. Ведь мул сочетает в себе исключительную работоспособность и неприхотливость осла с ростом и силой лошади.


Лошадь и осел – близкие родственники, но разнятся порой как два полюса. Осел приручен примерно на 3000 лет раньше лошади, но и сегодня он очень мало отличается от своих диких предков. В разнообразии пород, мастей, областей применения ему никак не сравняться с лошадью. Похоже, человек так и не сумел или не захотел изменить природу осла. Вместе с особенностями экстерьера длинноухий сохранил исключительную выносливость, неприхотливость, здоровье, а также осторожность и очень развитый инстинкт самосохранения. Наверное, нет смысла доказывать, что «тупой» осел поумнее многих умников, и если он не хочет подчиняться нашим приказаниям, это еще не значит, что он глуп. Осел десять раз подумает, прежде чем лезть на какую-нибудь скользкую кручу, он не будет нестись сломя голову только потому, что ему приказали: «Вперед!» Если он почувствует, что груз тяжеловат, не станет надрываться: здоровье дороже, ведь на пенсию или страховку рассчитывать не приходится.

В этом отношении мул – сын своего отца, а не импульсивной, честной и бесшабашной лошади, подчас готовой на все ради своего хозяина. Можно до бесконечности вспоминать истории о загнанных насмерть лошадях, но вы никогда не найдете среди таких героев мула. В Бразилии многие лошади гибнут от укусов ядовитых змей, но с мулами такого почему-то почти не случается. Трудно представить себе, чтобы у мула случился тепловой удар, а с лошадьми бывает… Просто мул, даже если он навьючен или на нем всадник, почувствовав, что перегревается, сам начнет искать тень.

Однако в целом мул все же похож сразу на обоих родителей. Ростом он скорее с лошадь, в зависимости от роста родителей от 120 до 160 см в холке. Голова и шея мула больше похожи на ослиные: уши хоть и короче «папиных», но все же длинные и мясистые, голова большая, с выпуклым, как у осла, лбом, грива короткая и торчит «ежиком», шея прямая даже у мулов, полученных от арабских кобыл. В туловище мула, напротив, больше просматривается лошадь, хоть и «разбавленная ослом». По сравнению с ним мул более широкотел и массивен. Холка низкая и короткая, но выше, чем у осла, спина прямая. Круп уже и короче, чем у лошади, но длиннее и шире, чем у осла. Правда, при плохих условиях выращивания ослиные угловатость и узкотелость у мула проступают резче. Хвост мула похож на лошадиный, вернее, на хвост лошади Пржевальского: он не очень длинный и густой и у основания покрыт более коротким волосом, чем в остальной части. Мулы наследуют практически всю гамму конских мастей, от саврасой до пегой и чубарой, добавляя к ним характерные особенности окраски осла: белесые подпалины на морде и животе, «ремень», полосы на плечах и ногах. Голос мула тоже «гибридный»: начав ржанием, он заканчивает ослиным «иа-иа». И даже в утробе матери он – нечто среднее между своими родителями: кобыла вынашивает жеребенка одиннадцать месяцев, ослица осленка – двенадцать месяцев, муленок же рождается через одиннадцать с половиной месяцев.

Вообще мулы – удивительные животные. Если особенности их экстерьера представляют скорее среднее арифметическое между лошадью и ослом, то в жизнеспособности, здоровье, силе, выносливости они, похоже, суммируют возможности обоих родителей. В упряжи мулы с живым весом около 400 кг (как у средней лошади) способны проявлять такую же работоспособность, как самые мощные и крупные лошади-тяжеловозы, а лошадей, равных им по росту, они сильнее на 20-25%. При этом мул довольствуется гораздо меньшим количеством корма, чем лошадь, и вполне способен обходиться без зерна. Подкормка концентратами ему нужна только при очень тяжелой работе. Мул сохраняет бодрость духа и продолжает идти вперед, когда лошадь уже падает от усталости, он легче переносит голод, жару, перемену погоды. Здоровье у мулов отменное, часто они оказываются устойчивыми к инфекционным заболеваниям, когда лошади из той же конюшни болеют. В наследство от осла мулам достаются крепкие ноги с чрезвычайно прочными, высокими, слегка вытянутой формы копытами, практически не требующими ковки. Живут мулы по сорок, а то и шестьдесят лет, сохраняя работоспособность в два-три раза дольше, чем осел и лошадь.

Есть только одно «но». Мулы бесплодны.

«Когда мулица родит»

Смысл этой африканской поговорки такой же, как и у нашей «Когда рак на горе свистнет». Науке известно лишь несколько случаев рождения детенышей у мулиц. Последний из них зафиксирован в середине 2002 года в Марокко: четырнадцатилетняя мулица родила осленка. От мулов же получить потомство не удавалось ни разу.

Чисто внешних препятствий для получения потомства от мулов нет. Мулы и мулицы, равно как лошаки обоих полов, имеют нормальные половые органы и проявляют нормальный половой инстинкт. Мулы не только готовы крыть и мулиц, и ослиц, и кобыл, но оказываются даже более темпераментными, чем ослы и жеребцы. Из-за столь сильной возбудимости работать с мулом-«жеребцом» очень сложно (учтите еще силу коня при упрямстве осла!), поэтому муловоды всех самцов кастрируют – все равно заводская карьера им «не светит».

Течка, созревание фолликулов и овуляция у мулиц тоже протекают без каких-либо аномалий. Даже их вымя и матка вполне готовы к материнству. А так как у представителей семейства лошадиных антитела передаются плоду не через плаценту, а после рождения, мулиц можно использовать для вынашивания жеребят особо ценных племенных кобыл. Пересаживая эмбрионы от «генетической» матери матке-реципиенту, можно получить от кобылы гораздо больше жеребят, чем она принесла бы «традиционным способом». Только если в Европе достаточно много кобыл, подходящих на роль суррогатной матери, то, например, в Колумбии для этих целей легче подобрать мулицу, кстати, более дешевую в содержании.

Вообще бесплодны не только мулы и лошаки, но и все другие межвидовые гибриды семейства лошадиных: конекуланы, зеброиды, помеси куланов с ослами и т. п. Причину бесплодия следует искать в хромосомном наборе: у лошади 32 пары хромосом, а у осла 31. Мул получает 63 хромосомы, которые не могут нормально разделиться на пары, и в результате у него не образуется зрелых половых клеток. Природа позаботилась о сохранении чистоты видов…

В тех редчайших случаях, когда мулицы приносили приплод, от жеребца рождалась обычная лошадь, от осла – обычный бесплодный мул. Есть предположение, что у этих плодовитых мулиц при образовании яйцеклетки в ней почему-то остаются только хромосомы лошади – такая яйцеклетка ничем не отличается от кобыльей.

«Будет мул выступать под ношей тяжелой…»

В чем же секрет жизненной силы мула? Ведь если неприхотливость, прочность, умение избегать опасности он мог унаследовать от осла, то по многим другим качествам он превосходит и осла, и лошадь. А все дело в его гибридном происхождении. Мул – классический пример явления, получившего в науке название «гетерозис»: при скрещивании различных пород, сортов, даже просто представителей неродственных линий в потомстве происходит всплеск жизненной энергии. Помеси более скороспелы, крупны, сильны, плодовиты (последнее относится к представителям одного вида). И чем в более дальнем родстве находятся скрещиваемые особи, тем сильнее проявляется гетерозис. Обратное явление – инбредная депрессия, или снижение жизнеспособности, появляющаяся при близкородственном разведении.

Однако есть у гетерозиса особенность – при скрещивании помесей между собой в последующих поколениях он постепенно затухает. Так что будь мулы плодовитыми, это не принесло бы большой пользы: их потомки уже не отличались бы по своим возможностям от лошади и осла.

Мул появился на исторической арене в древнейшие времена. Первое упоминание о мулах содержится в шумерском эпосе о Гильгамеше (около 2000 лет до нашей эры). Причем в этом же эпосе впервые в истории Месопотамии упоминаются и лошади. Судя по всему, и те, и другие проникли в Месопотамию с востока, с территории нынешних Ирана, Средней Азии и Закавказья. А ведь именно к востоку от Вавилона и лошади, и ослы одновременно водились еще раньше. Гомер говорит, что «впервые выдумана помесь осла с лошадью» энетами и мизийцами, жителями Малой Азии. Первые мулы, наверное, появились случайно, но человек быстро подметил превосходство гибридов над родителями и занялся их планомерным разведением. Вскоре мул приобрел широкое распространение не только в Иране и Месопотамии, но и в Египте, Греции и Риме. В древней Хеттии за мула платили 60 шекелей, в то время как лучшая лошадь для колесниц стоила только 20 шекелей. С 500 по 444 годы до нашей эры на Олимпиадах проводились гонки колесниц, запряженных мулами. Католические прелаты Средневековья предпочитали путешествовать на спокойных и исполненных собственного достоинства мулах, оставив пылких горячих коней для благородных рыцарей.

История воинской славы мулов насчитывает 3000 лет. Их использовали еще римские легионеры. В битве за Гранаду у испанцев, остановивших тогда экспансию мусульман вглубь Европы, было 14 тысяч мулов. Еще совсем недавно, в XX веке, мулы были незаменимы в горной артиллерии.

Получить хорошего мула не так-то просто: ведь для этого нужно иметь две породы соответствующего качества: конскую и ослиную. Во многих районах Азии мулов получают от мелких аборигенных кобыл и осликов; такие мулы низкорослы и пригодны только для сравнительно легких работ, в основном их используют для перевозки вьюков в горах. В то же время в Иране и Китае есть породы крупных ослов ростом до 145-155 см: от них можно получить уже достаточно крупного упряжного мула. Однако самые крупные и сильные мулы происходят из Испании, Франции и Северной Америки. В этих странах муловодство было поставлено на промышленную основу и велось по самым высоким стандартам. Специально для получения мулов были выведены породы самых крупных и мощных ослов: пуатуская во Франции, каталонская в Испании, маммотская в США. Лучшие представители этих пород достигали роста средней и крупной лошади – 150-160 см. В Пуату, главной муловодческой провинции Франции, для получения мулов даже была выведена специальная порода лошадей – мулазье. Эти рослые мощные лошади с крупными копытами и очень густыми и длинными щетками происходят от тяжеловозов и голландских фризов. От пуатуского осла и кобылы мулазье получают настоящего мула-тяжеловоза, способного везти груз в несколько тонн.

Муловодство было очень актуально еще перед Второй Мировой войной. В 1938 году в Америке было 7,1 миллиона мулов, в Азии – 5,6 миллиона, в Европе – 2,1 миллиона. В Китае на 4 080 тысяч лошадей приходилось 4 666 тысяч мулов, в Испании поголовье мулов вдвое превосходило конское. Сегодня численность как ослов, так и мулов в Европе сильно сократилась – ведь хозяйственная необходимость в них отпала.

Россия – родина мулов?

Россия никогда не была «великой муловодческой державой». До революции попытки разводить мулов предпринимались лишь отдельными частными лицами. Ведь для муловодства мало иметь лошадей – нужны еще и ослы, а они в наших широтах встречаются редко. На территории Российской империи муловодство было распространено только в Закавказье. Правда, закавказские мулы были мелкие, ростом около 130 см, но в горах они были незаменимыми помощниками. Мулы легко переносили условия высокогорья, на крутых подъемах умели сохранять силы. Если обычный вес вьюка для местного осла составлял 40-50 кг, для лошади – 80-100 кг, то мул мог нести 100-120 кг. Муловодство в Закавказье имеет очень древние традиции, ведь страна мизийцев, где «выдумана помесь осла с лошадью», частично располагалась на территории современной Армении.

В 30-е годы советские ученые, прикинув все выгоды разведения мулов, решили восполнить этот пробел в отечественном народном хозяйстве. Всесторонне и тщательнейшим образом был изучен весь мировой опыт муловодства. Были закуплены породистые ослы: хамаданские в Иране и пуатуские во Франции. Под муловодство были отданы целых семь конных заводов, расположенных в самых разных климатических зонах, от Средней Азии до Рязанской области. На базе новых «мулозаводов» под руководством профессора И.И.Лакозы проводились различные научные исследования.

Мулами занялись всерьез и не без успеха. Иностранные ослы акклиматизировались, мулы и мулицы поступали в ремонт Красной Армии и получали награды на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Однако великого будущего у советского муловодства так и не получилось. В послевоенные годы транспортная роль лошадей и других тягловых животных начала снижаться, да и хрущевская «реформа» была не за горами...

Сколько сегодня в мире мулов – вопрос непростой. Мулы – животные пользовательные, а не племенные, и у них нет своих племкниг. Только дотошные китайцы пересчитали всех своих длинноухих трудяг – их у них 11 миллионов. В Европе мулов больше всего в Греции и Испании. Но, например, в Италии, где еще 30 лет назад мулы «служили» в армии, сегодня они не встречаются совсем. Впрочем, век мула не кончится – пока существуют осел и лошадь.


Елена ВОЛКОВА, Паола да СИЛЬВА

Фото Паолы да Сильвы


Мул – это сын кобылы и осла. Результат скрещивания ослицы с жеребцом называется лошаком. О том, какие между этими двумя гибридами различия и есть ли они вообще, можно услышать разные мнения. Например, что мулы сложением больше похожи на осла, а лошаки – на лошадь, что у последних более короткие уши, не такая длинная голова, более разнообразные и «лошадиные» масти. Еще о муле говорят, что у него лошадиное туловище на ослиных ногах, а у лошака, наоборот, конечности лошадиные, а корпус ослиный. Лошаки в массе гораздо более мелкие, чем мулы. Впрочем, профессор П.Н.Кулешов как-то отметил, что «все имевшие случай наблюдать многих мулов находили, что они необыкновенно изменчивы именно в тех качествах, которые считаются отличительными для лошака и мула».

Разница в росте легко объяснима особенностями родителей мулов и лошаков. Для получения мулов используют самых лучших ослов и крупных мощных кобыл, которые не только передают муленку свой генотип, но еще и обеспечивают ему лучшее питание во время жеребости и в подсосный период. Этих кобыл хорошо кормят, холят и лелеют. Лошак же всегда был животным бедняков и рос в совершенно других условиях. Помимо того, что ослицы в среднем гораздо меньших размеров, чем кобылы, от пуатуских или каталонских ослиц лошаков никогда не получали. Крупную породистую ослицу невыгодно случать с жеребцом: ведь от нее можно получить ценного осла-мулопроизводителя. Да и покрыть ослицу при естественной случке может только некрупный жеребец.


0
Дата публикации: 4.2.2004 0:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №3/2019 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - "Дети Тотиласа", "Учите лошадь слышать", "Танцующий на воде".
Конный мир №2/2019 (март-апрель) – скоро в продаже! В номере - "Сделано в СССР", "Брак по любви", "Из пробирки".
Конный мир №1/2019 (январь-февраль) – скоро в продаже! В номере - "Мундштук преткновения", "Слово о тренере", "Читаем по губам".
Друзья, с этого года у вас появилась особая возможность сделать необычный подарок – подписку на наш журнал! Для этого мы предлагаем специальный подарочный сертификат.
Конный мир №5/2018 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - "Главный конкурист страны", "Где медали?", "Допрыгались... Заболевания конкурных лошадей".
Кто активен
4 пользователь(ей) активно (4 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 4

далее...
© ООО «Королевский издательский дом» 2000-2019 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КИД»