Загадка Вайтаки

Дата 15.11.2005 0:00:00 | Тема: Научный подход

На Кубке мэра-2003 пятое место в конкуре 160 см занял некрупный (165 см в холке) и не совсем «в западном типе» рыжий Вайтаки, выступавший под седлом немецкого всадника Холгера Хетцеля. Из стартовых протоколов следовало, что этот жеребец – русский тракен!

На Кубке мэра-2003 пятое место в конкуре 160 см занял некрупный (165 см в холке) и не совсем «в западном типе» рыжий Вайтаки, выступавший под седлом немецкого всадника Холгера Хетцеля. Из стартовых протоколов следовало, что этот жеребец – русский тракен! При изучении родословной жеребца обнаружились любопытные подробности, заставившие нас обратиться к прямо-таки детективной истории полувековой давности. Успех Вайтаки – пример «золотого» сочетания самых «конкурных» тракененских кровей, которые пока еще можно найти в нашей стране


Удачному сочетанию предков в родословной Вайтаки обязан селекционерам Украины. Он родился в 1988 году в Днепропетровском конном заводе и был назван Хлорофиллом. Фактически он является представителем украинской верховой породы. Специализация этой породы – спорт, поэтому на протяжении многих лет «украинцев» улучшали тракененскими и чистокровными верховыми жеребцами. Вот и Вайтаки стал наследником лучших качеств этих двух пород.

Одной из составляющих успеха Вайтаки, без сомнения, является кровь чистокровного верхового Рауфбольда, давшего в украинской породе большое число лошадей для конкура и троеборья. Однако подбор тракененских предков в его родословной, прямо скажем, эксклюзивный. Взять хотя бы его отца Орфея, инбредного в степени III-III на Эйфеля – отличного производителя с загадочной судьбой. Жеребец, названный у нас Эйфелем, попал в СССР вместе с партией лошадей из Восточной Пруссии, и кроме тавра конного завода Тракенен на нем не было опознавательных знаков, а следовательно, не было и сведений о происхождении. Селекционерам пришлось использовать его «вслепую». И Эйфель оставил 108 потомков, в том числе Эпоху, Эрмитажа, Эманацию, Эпиграфа – все это лошади уровня Гран-при, занимавшие призовые места в конкурах 150-160 см и даже до 170 см.

Из детей Эйфеля наибольший вклад в породу внес Эпиграф. Эта линия русских тракененских лошадей сохранилась благодаря усилиям Б.Камзолова, взявшего Эпиграфа в производящий состав конного завода им. Доватора. Получив от него отличное потомство, он написал в Германию письмо, к которому приложил фотографии Эйфеля, и тогда известнейший специалист Фриц Шилке опознал Эйфеля как знаменитого Тореро от Пифагораза. Однако в немецкой племенной книге значилось, что Тореро погиб от коликов во время эвакуации, это подтверждалось официальным актом, заверенным ветврачом завода. Но для наших селекционеров авторитет Шилке был непререкаемым, и племенная работа с потомством Эйфеля была продолжена.

А недавно, уже в новом веке, любитель русских тракенов, директор конного завода Стокхаузен Карл Вильгельм на основе архивных материалов установил, что под кличкой Эйфель все эти годы «скрывался» жеребец Югурта от Пильгера и дочери Дампфросса. Югурта с 1942 года стоял производителем в конном заводе Растенбург, откуда все жеребцы были вывезены в СССР. В списках лошадей, находившихся в эвакуации, только Югурта был караковым без примет, как и Эйфель. Но окончательную точку в этой истории может поставить только сравнение ДНК потомков Эйфеля, Пильгера и Пифагораза.

Вернемся к родословной Вайтаки. Его отец Орфей в IV ряду родословной три раза инбреден на Пильгера, а ведь линия Пильгера отличалась узкой специализацией в конкуре. Сочетания Пильгер – Дампфросс и Пильгер – Пифагораз в Тракенене считались «золотыми». Оказалось, что и в нашей стране большинство выдающихся спортивных лошадей было получено по этому «рецепту». Например, известный любителям конного спорта жеребец Палладиум, который с 1996 года выступает в конкурах класса «S» под седлом Гуннара Клеттенберга – на его счету второе место в Гран-при (160 см) на этапе Кубка мира в Хельсинки (2001 год).

Вайтаки привлек внимание Тракененского Союза после того, как стал четвертым на чемпионате Европы под седлом Холгера Хетцеля. Жеребец стал настоящей сенсацией, заняв в сезоне 1995 года четыре первых и 58 платных мест в конкурах класса «S». После этого он получил лицензию на племенное использование в тракененском коневодстве Германии, несмотря на примесь ганноверской и венгерской крови со стороны Хорды в IV ряду родословной. Случка с Вайтаки стоит больших денег.

Однако в целом потомству Эйфеля больше повезло со спортивной карьерой, чем с заводской. В конном заводе им. Кирова лучшим производителем из этой линии был его внук Эх-Ма. К сожалению, сегодня здесь продолжателей этой ветви нет, а одна из двух дочерей Эх-Ма, имеющихся в маточном составе, используется для получения тракено-буденновских помесей. В то же время любителям конного спорта известны имена внуков Эх-Ма по матери: чемпиона России 2001 года Версаля; абсолютной чемпионки Зимнего чемпионата России по конкуру 1999 года Павлины; призера чемпионатов России Офиса; Абрека, выигравшего в 1992 году конкур «Большой Приз» в Братиславе и лицензированного для племенного использования в Германии.

И пока еще существуют немногочисленные прямые потомки знаменитых тракенов, пока не скрылись их имена в глубине родословных современных лошадей, пока еще можно эту драгоценную кровь собрать по крупицам – есть возможность появления у нас новых Вайтаки. В российском спортивном коневодстве еще не все потеряно. Суметь бы правильно распорядиться этим ценнейшим генофондом, не упустить бы, не растерять...


Анна Дорофеева

Фото Екатерины Штатновой





Эта статья пришла от Конный мир
http://horseworld.ru

Ссылка на эту статью:
http://horseworld.ru/modules/AMS/article.php?storyid=566