Походы Чингисхана, набеги викингов, появление европейцев в Америке – крупные завоевания и переселения народов сопровождались не менее масштабными перемещениями домашних животных, в том числе лошадей. Возможно ли сегодня увидеть следы этих переселений? Можем ли мы заглянуть еще глубже в историю, в те далекие времена, когда не существовало ни летописей, ни летописцев? Ведь история конских пород с достоверностью прочитывается лишь на считанные века, и чем древнее порода, тем большим количеством мифов и предвзятых представлений окутывается ее происхождение. Что уж тут говорить о временах одомашнивания лошади! Но похоже, что современная наука готова пролить свет на этот вопрос.


Все мы – дети своих матерей

Как известно, все свойства организма, все его функции определяются наследственной информацией, «записанной» в молекуле ДНК. ДНК составляет «начинку» хромосом, имеющихся в ядрах практически всех клеток организма. Молекулы ДНК парные: одну половину организм получат от отца, другую – от матери. Так природа обеспечивает внутривидовое разнообразие, ведь даже для одной пары генов в процессе оплодотворения могут образоваться четыре комбинации, отличные от родительских, а генов-то в каждой ДНК тысячи! Так что абсолютно идентичный генетический набор среди животных имеют только однояйцевые близнецы и клоны.

Однако ДНК содержатся не только в ядрах клеток: малые порции ДНК обнаружены и в митохондриях – особых образованиях внутри клетки, ответственных за обеспечение организма энергией. Важная особенность ДНК митохондрий состоит в том, что передаются они только от материнского организма, в котором происходит развитие эмбриона. Благодаря этому, изучая ДНК митохондрий, можно очень четко проследить происхождение организма по материнской линии. Сегодня изучение ДНК митохондрий – это передовой край науки, на котором происходят интереснейшие открытия, порой ломающие представления, считавшиеся незыблемыми на протяжении десятилетий.

В погоне за мустангом

Все началось в 1995 году с попытки группы английских и немецких ученых уточнить происхождение североамериканских мустангов. В соответствии с существующими представлениями мустанги являются потомками лошадей, привезенных в Новый Свет испанцами. Например, во время похода против ирокезов у Писсаро было 180 солдат и 62 лошади, большая часть которых потерялась во время песчаной бури. Колумб после открытия Америки отправил в новые колонии партию отборных испанских коней; правда, в последний момент нечестные торговцы подменили их мелкими невзрачными лошаденками. Испанцы занялись коневодством в Новом Свете сразу после завоевания континента – верховые лошади были нужны войскам. И практически сразу начала образовываться популяция из потерявшихся, сбежавших, угнанных индейцами и в конце концов одичавших лошадей.

Логично было ожидать, что ДНК митохондрий у современных мустангов и у лошадей Пиренейского полуострова имеют много общего. Ученые взяли пробы из корней волос шестидесяти лошадей четырех различных пород: мустангов, польских коников, эксмурских пони и сорайя – аборигенных лошадей Испании. И вот что удивительно: ДНК, сходная с ДНК лошадей породы сорайя, имелась лишь у части мустангов; более того, многие пробы, взятые у мустангов, вообще не обнаруживали сходства с пробами исследованных европейских пород.

Эти результаты настолько заинтересовали ученых, что решено было продолжить исследования. Теперь были собраны пробы от 318 лошадей двадцати пяти европейских и восточных пород, в том числе андалузской, лузитанской, сеннерской, дюльменской, роттальской, норийской, рейнской тяжеловозной, шайрской, арабской, варварийской, норвежской, эксмурских пони и, естественно, все тех же главных героев – мустангов. Были также использованы уже опубликованные результаты исследований 334 других лошадей, так что всего анализу подверглись ДНК митохондрий 652 лошадей. Это самый многочисленный банк данных, задействованный в исследованиях такого рода. В них вошли также пробы от останков 43 лошадей доисторического времени, найденных археологами в вечной мерзлоте Скандинавии, а также от лошадей Пржевальского.

И тут ученых ждал совершенно неожиданный поворот событий. Исследования многих других домашних животных дают небольшое число вариантов митохондриальной ДНК – это свидетельствует о том, что все домашние породы происходят от сравнительно небольшой группы диких животных, прирученных на определенной территории, потомки которых распространились потом по всему миру. С лошадьми же все оказалось с точностью до наоборот: число разновидностей ДНК достигло 93! А ведь в банк данных вошли пробы далеко не от всех популяций, составляющих шестидесятимиллионное конское население нашей планеты. Причем возникновение большинства вариантов ДНК (77) относится ко времени, предшествовавшему одомашниванию, а именно до окончания последнего ледникового периода, то есть около 11400 лет тому назад.

Какой из этого следует вывод? У домашних лошадей был не один, а несколько диких предков, и одомашнивали их независимо друг от друга жители разных регионов Земли. Кстати, вариантов ДНК, имеющихся у единственного сохранившегося подвида дикой лошади – лошади Пржевальского – не было найдено ни у одной из домашних лошадей, в том числе монгольских, с которыми она веками жила бок о бок. Это значит, что лошадь Пржевальского нельзя считать предком домашних лошадей.

Мифы и реальность

Из 93-х обнаруженных вариантов ДНК ученые сконструировали своего рода «родословное древо» исследованных лошадей. Родственные варианты были объединены в семнадцать групп, и у каждой из таких групп можно предполагать общего предка. Частично варианты ДНК распределились по географическому принципу; одновременно подтвердились результаты опубликованных ранее исследований, определявших ареалы различных форм диких лошадей. Например, одну группу составили северные и северо-западные европейские пони (эксмурские, исландские, хайлендские и фьордские). К этой же группе относятся пробы, взятые из останков лошадей, найденных при раскопках поселений викингов. Общее происхождение всех этих пород не вызывает сомнений.

Одинаковые митохондриальные ДНК имеют также лошади Пиренейского полуострова и Северной Африки: андалузские, лузитанские и варварийские. Можно предположить, что они происходят от совсем другой, собственной исходной популяции. И большой неожиданностью для исследователей стало то, что никак не подтверждается распространенная версия о родстве варварийских лошадей с арабскими – их ДНК не имеют ничего общего! Что удивительно, у арабских лошадей вообще не был найден единый тип ДНК. С другой стороны, не очень большими оказались различия у арабов и каспийских пони – возможно, в дальнейшем можно будет выявить родство этих двух пород.*

Вопреки распространенному мнению, сорайя (слева) вряд ли были предками андалузских лошадей (справа).

Совершенно неожиданно в одной группе с варварийскими и пиренейскими лошадьми оказалась дюльменская порода из Германии. Эти мелкие, в основном мышастые примитивные лошадки с начала XIV века живут в полудиком состоянии в поместье Мерфельде Брух в Вестфалии – считается, что они происходят от местных диких лошадей, водившихся некогда в Германии. В свете последних исследований закономерно задаться вопросом: а действительно ли это так?

Можно было предположить, что сорайя – аборигенная порода Пиренейского полуострова – имеет сходные ДНК с андалузскими и лузитанскими лошадьми. Ведь именно этих мелких мышастых лошадок, слегка напоминающих компактным сложением и выпуклым профилем головы своих более именитых соотечественников, некоторые иппологи считают прямыми, а то и чуть ли не единственными предками андалузцев. И не сорайя ли поплыли в кораблях Колумба к американским берегам вместо породистых испанских лошадей – не найдутся ли их следы в Новом Свете? Однако результаты исследований, как говорится, спутали все карты: ДНК сорайя не встречаются ни у одной другой породы Пиренейского полуострова. Сорайя были открыты в диком состоянии более 80 лет назад португальским исследователем д’Андраде – так не являются ли они прямыми потомками диких лошадей?

Внимание исследователей привлекла ныне почти неизвестная сеннерская порода – некогда ее представители славились в Германии своей прочностью и выносливостью. То, что все исследованные лошади имеют одинаковые ДНК, неудивительно – все они происходят от одной кобылы, жившей в XVIII веке. Но того, что характерный для сеннеров вариант ДНК почти не встречается у лошадей других пород, не ожидал никто.

А как же мустанги? Многие из них, как и ожидалось, оказались в одной группе с пиренейскими и варварийскими лошадьми. Что же касается остальных, то не надо забывать о влиянии лошадей других европейских пород, которых привозили более поздние переселенцы.

Что ж, исследования продолжаются. И кто знает, не придется ли в скором времени переписывать историю конских пород?


По материалам журнала «St. George»,

Давид ГУРЕВИЧ



* Возможно, разнообразие митохондриальных ДНК арабских лошадей указывает на их смешанное происхождение от различных азиатских популяций. Ведь в соответствии с исследованиями советских ученых лошадь появилась у арабов сравнительно недавно (в первые века нашей эры), а коневодческая культура была заимствована у других народов, в том числе с Востока. К сожалению, в исследования не вошли данные о среднеазиатских (ахалтекинской, карабаирской и т.д.) и степных породах лошадей.


Комментарий из ВНИИ коневодства

Начало нового тысячелетия ознаменовалось быстрым прогрессом в области генетических исследований, включая методы изучения и конструирования ДНК, и успешным завершением проекта по созданию генома человека. Заметные успехи были получены и при изучении генома лошади – удалось картировать 30 из 32 ее хромосом. Исследования генетической структуры ДНК лошадей ведутся многими научными лабораториями (число которых уже превысило 60), в том числе и нашей. Интересные результаты по типированию геномной и митохондриальной ДНК лошадей отечественных пород получены в Институте общей генетики им. Вавилова. Новейшие научные данные об особенностях хромосомной и митохондриальной ДНК лошадей являются ценнейшей информацией, позволяющей пролить свет на многие вопросы, касающиеся происхождения эквидов, одомашнивания лошади, создания и последующей микроэволюции пород. Результаты, полученные немецкими и английскими исследователями при изучении митохондриальной ДНК 318 лошадей 25 разных пород, очень интересны. Они дают новые ответы на вопросы о времени и месте одомашнивания лошади и генетических аспектах межпородной дифференциации. Однако митохондриальные ДНК – это только 20-30% всей наследственной информации организма. Если же они подтвердятся исследованиями хромосомного набора, то, возможно, придется переписывать учебники по коневодству.


Л.А.Храброва, кандидат с/х наук,
зав. лаборатории иммуногенетики


Лошадь Пржевальского – не «бабушка», а «тетя»

Вопрос о том, сколько предков было у домашних лошадей, один или много, оставался открытым на протяжении десятилетий. Предположение о нескольких центрах приручения лошади высказывал еще Чарльз Дарвин. Упорно сохранялись, особенно в иностранной литературе, представления о причастности к происхождению если не всех, то хотя бы части конских пород азиатской дикой лошади – лошади Пржевальского. Действительно, лошади Пржевальского при скрещивании с домашними лошадьми дают плодовитое потомство, так что это не отдельный вид, а всего лишь подвид лошадей, причем единственный сохранившийся в диком состоянии. Правда, летописи и свидетельства очевидцев говорят о другой, европейской дикой лошади – тарпане. Судя по всему, тарпан имел большие внешние отличия от лошади Пржевальского и в масти, и в телосложении. Однако тарпаны были истреблены еще в XIX веке, и об их генотипе и истинном месте в родословной семейства лошадиных можно лишь строить предположения.

Что же касается лошади Пржевальского, то еще в 1949 году советский палеонтолог В.Громова сделала вывод о невозможности считать монгольскую дикую лошадь предком домашних лошадей. Изучая скелеты ископаемых и современных лошадей, Громова выявила пути эволюции, происходившей в Европе и Азии. Так вот, отличия в строении черепа, зубов, конечностей показали: лошадь Пржевальского – самостоятельная ветвь в «лошадиной семье», причем развивавшаяся гораздо медленней основного «ствола», давшего в конце концов современные конские породы. Дело в том, что климат в Европе менялся очень сильно: ледник то наступал, то таял, и европейским лошадям приходилось постоянно приспосабливаться к новым условиям. В то же время климат Центральной Азии, не испытавшей оледенения, оставался сравнительно стабильным, и местная разновидность лошадей оставалась как бы застывшей.


0
Дата публикации: 20.1.2004 0:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №3/2019 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - "Дети Тотиласа", "Учите лошадь слышать", "Танцующий на воде".
Конный мир №2/2019 (март-апрель) – скоро в продаже! В номере - "Сделано в СССР", "Брак по любви", "Из пробирки".
Конный мир №1/2019 (январь-февраль) – скоро в продаже! В номере - "Мундштук преткновения", "Слово о тренере", "Читаем по губам".
Друзья, с этого года у вас появилась особая возможность сделать необычный подарок – подписку на наш журнал! Для этого мы предлагаем специальный подарочный сертификат.
Конный мир №5/2018 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - "Главный конкурист страны", "Где медали?", "Допрыгались... Заболевания конкурных лошадей".
Кто активен
12 пользователь(ей) активно (2 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 12

далее...
© ООО «Королевский издательский дом» 2000-2019 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КИД»