Маленькой точкой обозначены на топографической карте Московской области Серебряные Пруды. Полтора столетия назад здесь располагался конный завод, слава которого гремела на всю Россию.


Петр Борисович Шереметев. Картина И.П.Аргунова, 1760 год.

На протяжении почти целого столетия славился в России конный завод графов Шереметевых в Серебряных Прудах. Это село Веневского уезда Тульской губернии располагалось на реке Осетре, правом притоке Оки, в 30 верстах от города Венева. В настоящее время поселок городского типа Серебряные Пруды является районным центром Московской области.

Коннозаводческая деятельность Шереметевых началась с родоначальника графской ветви этой фамилии - сподвижника Петра I, знаменитого полководца, генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева (1652 - 1719).

В начале XVIII века потребности российского государства в лошадях значительно выросли. Во-первых, Россия при Петре I постоянно воевала, и лошади требовались как для кавалерии, которая насчитывала 60 тысяч лошадей, так и для артиллерии и обозов. Во-вторых, в России того времени развернулось грандиозное строительство (новая столица Санкт-Петербург, Кронштадтская крепость, Ладожский и другие судоходные каналы), на котором были заняты крепостные крестьяне и их незаменимые помощники - лошади. Между тем, в государственной казне осталось совсем немного средств. Для сокращения расходов Петр I решил расформировать часть дворцовых конных заводов, а десять из них вместе с приписанными к ним землями, селениями и крестьянами передать в награду частным лицам, состоявшим на государственной службе. В числе последних оказался и граф Борис Петрович Шереметев, ему в 1706 году были подарены два конных завода в Ярославской губернии - Юхотский (при селе Юхоти Юхотской волости Угличского уезда) и Уславцевский (при селе Уславцеве Вощажниковской волости Ростовского уезда). Из десяти упомянутых заводов только эти два и были сохранены. Впоследствии они явились основой для создания огромного конного завода в Серебряных Прудах.

Николай Петрович Шереметев. Картина Н.И.Аргунова, 1810-е годы.

Граф Борис Петрович знал лошадей, любил их и к тому же был отнюдь не бедным человеком. Он систематически обновлял состав своих заводов превосходными лошадьми датской, английской, арабской и других пород. Кроме того, Шереметев основал еще два конных завода - в Ряжском уезде Рязанской губернии и Юрьев-Польском уезде Владимирской губернии.

В 1768 году сын генерал-фельдмаршала граф Петр Борисович Шереметев (1713 - 1788) перевел почти весь конский состав четырех отцовских заводов в свое имение - село Серебряные Пруды. В результате в Серебряно-Прудском конном заводе оказались лошади английской, арабской, андалузской, неаполитанской, турецкой, польской, мекленбургской, голландской и датской пород. Так был создан Серебряно-Прудский завод, который около столетия находился во владении трех поколений графов Шереметевых - Петра Борисовича, Николая Петровича (1751 - 1809) и Дмитрия Николаевича (1803 - 1871). Это был один из самых крупных частных конных заводов России: в лучшие годы в нем содержалось более 500 лошадей. Содержание и пополнение такого большого хозяйства требовало от владельца колоссальных материальных затрат, и подобные расходы могли себе позволить только очень богатые помещики, какими и были графы Шереметевы. «Шереметевское графство» представляло собой разбросанную по многим губерниям огромную земельную площадь (800 тысяч десятин), на которой к 1800 году жило и трудилось свыше 200 тысяч душ крепостных.

...И все же великолепный завод Шереметевых в середине XIX века пришел в упадок. В 40-х годах поголовье Серебряно-Прудского завода сократилось до 350 лошадей, а с 1853 года уже не превышало 150, в том числе 50 маток. Отмена крепостного права и потеря дарового труда крестьян поставили в его истории последнюю точку: в 1862 году завод был продан с молотка.

В 1872 году вдова графа Дмитрия Николаевича, графиня Александра Григорьевна Шереметева (урожденная Мельникова), основала в своем родовом имении в селе Высоком Сычевского уезда Смоленской губернии небольшой рысистый конный завод. Он был составлен исключительно из лошадей бывшего Серебряно-Прудского завода, которых специально разыскивали и покупали по конным заводам и ярмаркам. Но до серебряно-прудского величия заводу графини было далеко.

Роль Серебряно-прудского завода в отечественном коневодстве

Есть в графском парке старый пруд...

В коневодческой литературе можно встретить две диаметрально противоположные оценки деятельности Серебряно-Прудского завода.

Первая из них - резко критическая, особенно в сравнении с Хреновским заводом графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского. Графы Шереметевы по своему богатству не уступали Орлову и, не смущаясь ценой, покупали лошадей из многих стран Европы и Азии. Например, за знаменитого английского чистокровного Бурбона граф Дмитрий Николаевич Шереметев заплатил 100 тысяч рублей. В результате в Серебряно-Прудском заводе перебывало не меньше пород лошадей, чем было в распоряжении Орлова - только туркменских и персидских лошадей Шереметевы почти не приобретали. Однако новых пород лошадей у Шереметевых не появилось, в то время как Орлов создал орловскую верховую породу и знаменитого орловского рысака.

Дело в том, что подавляющее большинство коннозаводчиков того времени руководствовалось в работе традициями, а не опытом и научными знаниями. Например, считалось, что породы от века существуют в неизменном виде, и создавать новые или даже просто улучшать издавна существующие породы невозможно. Родственное разведение, которое в настоящее время является одной из основ племенной работы в коневодстве, представлялось противоречащим божественным и человеческим законам. Работа в большинстве российских заводов, в том числе шереметевском, велась бессистемно. Шереметевы проводили межпородные скрещивания, но на создание новой породы даже не замахивались.

Орлов же, а затем и независимо от него граф Федор Васильевич Ростопчин, руководствуясь коневодческим чутьем, смело пошли на ломку косной традиции. Орлов целеустремленно и настойчиво проводил межпородные скрещивания, пытаясь уловить у конкретной лошади нужное индивидуальное качество и удержать его с помощью инбридинга. Примененные им новые методы оказались эффективными и прославили его на века.

План-проект конного завода.
1822-1824 годы.

Согласно другому мнению, Серебряно-Прудский завод имел чрезвычайное значение в российском коневодстве благодаря большим размерам, разнообразию пород и значительному сбыту лошадей в заводы других владельцев. Его конский состав систематически пополнялся отличными привозными лошадьми. При графе Петре Борисовиче в заводе было создано специальное отделение для комплектования «собственной Его Сиятельства конюшни» из лучших лошадей верховых пород, и граф лично руководил племенной работой. Граф Николай Петрович Шереметев продолжил дело отца. Пополнение завода ненадолго прекратилось, лишь когда над имуществом малолетнего наследника Николая Петровича, графа Дмитрия Николаевича Шереметева, оставшегося в возрасте шести лет круглым сиротой, была по Высочайшему повелению учреждена опека. Достигнув совершеннолетия, Дмитрий Николаевич успешно продолжил семейную традицию по обновлению конского состава завода, особенно за счет английских лошадей.

Наиболее блистательный период существования завода пришелся на 30-е годы XIX века, когда завод снабжал обе столицы упряжными лошадьми, кавалерию - верховыми, а многие конные заводы - превосходными производителями датской породы. Датские лошади Серебряно-Прудского завода были известны под названием «крестовиков», так как им при продаже ставилось тавро в виде креста. Скрещивая датских лошадей с английскими, Шереметевы вывели своих знаменитых англо-датских каретных лошадей. Их отличал высокий рост, доходивший до 2 аршин 6 вершков (169 сантиметров), благородство экстерьера, красивые величественные движения. Поражало разнообразие их мастей: среди них были и соловые, и пегие, и красно-гнедые, и серые в яблоках, и саврасые, и золотисто-буланые в черных яблоках, и чалые всех оттенков, вплоть до розового и голубого. Невозможно было налюбоваться красотой этих превосходных лошадей, из которых составляли великолепные цуговые запряжки-шестерики.

Винокуренный завод. Фото начала XX века.

Биотехнологический, он же бывший винокуренный завод. Сохранившиеся постройки очень напоминают конюшни. Фото начала XXI века.

Цуги роскошных коней, запряженных в высокие раззолоченные кареты, особенно блистали в конце XVIII-начале XIX века. Однако в начале 50-х годов XIX века шестерики и даже четверики с форейторами стали выходить из моды, уступив место парным запряжкам. Соответственно изменились и требования к упряжным лошадям. В Серебряно-Прудском заводе вместо громадных каретных лошадей с капитальными формами и тихим ходом стали разводить коней более изящных и резвых, типа английских кабриолетных. Однако в конце концов лошади завода выродились в «средний сорт упряжных», завод утратил свою прежнюю славу.

Уже в 1826 году появляется в Серебряно-Прудском заводе первая лошадь, значащаяся в описях как орловская - жеребец Барс, а в 1830 году был куплен у барышника «орловский» жеребец Могучий - правда, происходили они, скорее всего, не из Хреновского, а из конного завода графа Владимира Григорьевича Орлова. Позднее в Серебряные Пруды поступили орловские рысаки из Хреновского и некоторых других частных заводов. Бега и рысаки приобретали все больше поклонников, среди них оказались и Шереметевы: Дмитрий Николаевич с 1841 года состоял членом Императорского Московского общества охотников конского бега, а прудские лошади успешно бежали на Тульском ипподроме.

Заводом в разное время управляли талантливые и опытные специалисты. В 1780 году главным конюшим был назначен Степан Лазаревич Прохаев, управлявший заводом более пятидесяти лет. При управлявшем заводом с начала 1830-х годов голландце Берггофере завод усиленно снабжался упряжными лошадьми. На последнем этапе существования завода смотрителем служил Даниил Кившенко, отец известного художника.

В период существования Серебряно-Прудского завода количество частных конных заводов в России росло очень быстрыми темпами: если в 1750 году их было 20 (не считая монастырских), то в конце XVIII века - около 250, а в 1814 году - 1339. Однако очень немногие достигали таких же размеров и известности. В историю российского коннозаводства Серебряные Пруды вписали свою яркую страницу.


Анатолий ГАНУЛИЧ


МУКИ ТВОРЧЕСТВА…

Никольская церковь - ровесница конного завода

Однажды весенним утром в редакцию позвонил наш автор Анатолий Ганулич и предложил для публикации исторический материал о некогда знаменитом конном заводе в Серебряных Прудах. Тогда еще мы не знали, что поиск иллюстраций к статье «выльется» в целое расследование. Первым делом оказалось, что изображений завода нет в принципе! Как так нет, не поверили мы – пусть даже завод и был ликвидирован в середине XIX века, но тогда уже вполне достаточно было развито искусство фотографии. В конце концов, такой огромный завод не мог исчезнуть бесследно, должен же был его кто-нибудь хотя бы нарисовать!

Поискав немного среди того, что «сверху лежало», и убедившись, что, наверное, действительно ничего не сохранилось, мы отправились на «место событий», туда, где 150 лет назад существовал знаменитый на всю страну конный завод. Но и здесь наша надежда найти хотя бы развалины не оправдалась – НИЧЕГО... О том, что все-таки были здесь лошади, напоминает только название Конюшенной улицы да подковы, которые местные жители до сих пор находят у себя в огородах.

Не может быть, чтобы ничего не осталось, не успокаивались мы! Хотя бы план должен быть! Несколько месяцев мы обзванивали всевозможные архивы с личными фондами графов Шереметевых. И вот в одном из них нам повезло, сказали, что есть чертежи!

На пожелтевших листах мы увидели изображения конюшен – строгая простота классицизма и поистине графский размах… Этот проект должен был быть построен после пожара 1823 года, нанесшего заводу большой урон. Но куда же делись эти великолепные стены? Есть предположение, что они были использованы под склад и созданный в начале XX века винокуренный завод, здание которого сохранилось до наших дней. Но это только предположение…

Редакция выражает благодарность тем, кто принимал непосредственное участие в нашем небольшом расследовании: сотруднику Российского государственного архива Валентине Михайловне Лупановой, искусствоведу Леониду Романовичу Вайнтраубу, всему замечательному коллективу Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. Щусева и еще многим другим исследователям и архивным работникам, которые помогали нам в поисках.

Редакция журнала «Конный мир»


ДАТСКАЯ (ФРЕДЕРИКСБОРГСКАЯ) ПОРОДА

Датская лошадь. Гравюра Э.Редингера. XVIII век.

Сегодня фредериксборгская порода мало известна за пределами родной Дании, но в конце XVII-начале XVIII века датские лошади считались одними из лучших среди верховых и использовались в самых известных конных заводах наравне с андалузскими, а то и шире их. Название породе дал королевский конный завод в Фредериксборге, организованный в 1562 году. В нем были собраны в основном испанские и неаполитанские лошади, от которых датская лошадь унаследовала способность к выездке, красивые величественные движения и характерный тип: широкий и глубокий округлый корпус на сухих ногах и небольшую сухую голову на очень высоко поставленной красиво изогнутой шее, а также экзотические масти. В принципе датские лошади были годны не только под седло, но и в упряжь - недаром их неаполитанские предки носили название «корсьери», то есть «каретные».

Однако в конце XVIII века для фредериксборгской породы начался период упадка. Размеры королевского завода было решено сократить, и в 1771 году состоялся грандиозный аукцион племенных лошадей - именно тогда в Липицу был приобретен жеребец Плуто, будущий основатель линии, и много лошадей, причем лучших, было куплено в Россию. Надо сказать, что из всех пород испанского корня именно фредериксборгская сыграла наиболее важную роль при выведении орловского рысака и орловской верховой породы: от датской кобылы был получен Полкан, отец родоначальника орловской рысистой породы Барса, а гнедой датский жеребец Красавец был производителем в Хреновском заводе 14 лет.

В дальнейшем старый тип фредериксборгской лошади постигла печальная участь: скрещивания с английскими, а потом и различными полукровными породами и превратили ее из вычурного «парадера» в рослого рабочего коня фермеров.


ТАК ЕЗДИЛИ НАШИ ПРЕДКИ

В России цуговая упряжь (несколько пар друг за другом) вошла в употребление в царствование Екатерины II. Выезд цугом разрешался только лицам первых пяти классов табели о рангах, то есть являлся одним из признаков высшей чиновной или военной знати. Известный мемуарист Филипп Филиппович Вигель вспоминает следующий забавный эпизод: «Одна московская дама спросила у одного английского путешественника, какой чин имеет первый министр Англии Питт? Тот никак не умел отвечать ей на это. Тогда русское генеральство ездило цугом, а штаб-офицеры четверней. «Ну, сколько лошадей запрягает он в карету?» - спросила она. «Обыкновенно ездит парой», - отвечал он. «Ну, хороша же великая держава, у которой первый министр только что капитан», - заметила дама. Многие и поныне готовы еще так думать».

В грибоедовском «Горе от ума» Фамусов с огромным уважением говорит о покойном дяде: «Весь в орденах; езжал-то вечно цугом». У графа Николая Петровича Шереметева, имевшего гражданский чин действительного тайного советника и придворный чин обер-камергера (оба чина состояли в первом классе), в 1803 году в Петербурге было три цуга: датский, вороной и сивый. В торжественных случаях перед каретой вельможи бежали скороходы. Естественно, от лошадей шестериков не требовалось особой резвости и работоспособности.


0
Дата публикации: 20.10.2003 0:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №2/2019 (март-апрель) – скоро в продаже! В номере - "Сделано в СССР", "Брак по любви", "Из пробирки".
Конный мир №1/2019 (январь-февраль) – скоро в продаже! В номере - "Мундштук преткновения", "Слово о тренере", "Читаем по губам".
Друзья, с этого года у вас появилась особая возможность сделать необычный подарок – подписку на наш журнал! Для этого мы предлагаем специальный подарочный сертификат.
Конный мир №5/2018 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - "Главный конкурист страны", "Где медали?", "Допрыгались... Заболевания конкурных лошадей".
Конный мир №4/2018 (август-сентябрь) – скоро в продаже! В номере - "Генерал-полковнику МВД В.В.Пронину – 70 лет!", "Шагистика", "Пришелец из ледникового периода".
Кто активен
6 пользователь(ей) активно (3 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 6

далее...
© ООО «Королевский издательский дом» 2000-2019 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КИД»