Россия, Пруссия… История маленького прибалтийского королевства и великой Российской Империи постоянно переплеталась. Свидетелем их вражды и дружбы был конный завод Тракенен, давший миру одну из лучших современных верховых пород. В 1945 году перестали существовать и Пруссия, и Тракененский конный завод. Остались только лошади и воспоминания о былом величии.


«Всеобщий географический и статистический атласъ». Сост. проф. А.Л.Гикманъ и А.Ф.Марксъ. — Петроград, 1915

Наверное, немногие знают, что конный завод Тракенен находился на нынешней территории России, в Калининградской области. И неудивительно: колыбель тракененской породы со Второй мировой войны находится в заброшенном состоянии. Частые гости этих мест — немецкие туристы, они приезжают поклониться развалинам, которые так много значили для королей и простых крестьян Пруссии.

Некогда на этой земле обитало племя пруссов. В начале XIII века польский князь Конрад Мазовецкий пригласил для борьбы с пруссами рыцарей Тевтонского ордена. В результате прусские племена были порабощены и истреблены тевтонами. Немецкие рыцари привели с собой тяжелых лошадей, которых продолжали разводить в чистоте. В те времена в Пруссии существовала местная порода лошадей, небольших, мышастой масти, неприхотливых, крепких и совких, которых большой знаток тракененской породы доктор Шилке называл «швайками». Эти лошади понравились рыцарям, и орден организовал несколько конных заводов, где породу разводили в чистоте. Этот маточный каркас, улучшенный высококровными жеребцами из Тракенена, впоследствии лег в основу восточно-прусской породы лошадей тракененского происхождения.

Королевский конный завод

В 1713 году на прусский престол вступил Фридрих Вильгельм I. Он считал, что сельское коневодство может стать неистощимым резервом поставки лошадей для армии. Понимая важность коннозаводства для благосостояния своего государства, Фридрих Вильгельм I в 1727 году решает собрать воедино разбросанные по всей Пруссии конные заводы.

Выбор короля пал на болотистую местность, заросшую низким березняком, ольхой, вербой и камышом. Эти земли постоянно затоплялись талыми водами. По-литовски такие места называются «тракас» - отсюда, возможно, происходит и слово «Тракенен». Для увеличения территории будущего завода к этой земле было присоединено имение Тракенен, а на средства короля куплены поместья Викинлаукен и Иодслаукен.

Зернохранилище

Контора завода

Конюшня

Ворота конюшни

Все работы по осушению земель и постройке зданий были проведены за шесть лет. В 1732 году все лошади королевских конных заводов Пруссии были собраны в «Королевском конном заводе Тракенен». Первый конский состав Тракенена насчитывал 1101 голову, в числе которых было 513 маток, в основном датской и восточных пород. Жеребцы, поступившие в завод, были разного происхождения: литовские, польские, потомки татарских и, конечно, восточные.

Однако конный завод не оправдывал затраченных на него усилий. Сено было среднего качества, фуража, особенно соломы, часто не хватало. На покупку жеребцов не было денег, а использование имеющихся вело к кровосмешению. В 1739 году король подарил конный завод Тракенен своему сыну Фридриху.

Для жеребцов-производителей в Тракенене был построен вот такой «домик» с левадами. Сегодня проблематично отыскать даже его фундамент.

Фридрих II, впоследствии прозванный Великим, смотрел на конный завод только как на источник доходов. Не помогая заводу материально, он забирал себе всех четырехлетних жеребцов. Управляющий должен был просить особого разрешения использовать жеребцов, предназначенных для случки с заводскими кобылами. Лучших лошадей Фридрих раздаривал придворным, продавал по высоким ценам, а прошения обер-шталмейстера (главного управляющего коннозаводством) о покупке племенных жеребцов оставлял без внимания, считая, что это пустая трата денег. Лошади из Королевского завода не устраивали Фридриха, прибыль от продажи лошадей казалась ему слишком незначительной, и он постоянно угрожал Тракенену расформированием.

Тем временем Европа вступила в Семилетнюю войну (1756-1763). Австрия объединилась с Россией, Францией и Саксонией в войне против Пруссии. Русская императрица Елизавета Петровна давно желала отомстить Фридриху за язвительные насмешки в ее адрес, тем более что Россию сильно беспокоило возвышение Пруссии.

Во время этой войны Тракенен был разграблен. Казаки захватили лучших лошадей. Положение Фридриха было критическим, обе западные столицы — Берлин и Бранденбург — захвачены, а русские войска стоят вокруг беззащитного Кенигсберга, от которого до Тракенена немногим больше ста километров. И вот тут судьба на миг улыбнулась Тракенену. Весь край был присоединен к России, и она ощутимо поддержала завод.

Однако неожиданно русские начали отступление, так как в России ожидали скорую кончину Елизаветы, а ее преемник Петр III был противником войны с Пруссией и заключил с ней союзный договор.

От окончательного разорения в это трудное время Тракенен спас Йохан Фридрих фон Домгардт, принявший управление конным заводом в 1757 году. По его проектам продолжилось осушение земель, улучшилось благосостояние завода. В подборе производителей он руководствовался утверждением, что «сила не в количестве, а в качестве». Йохан Домгардт первым предложил использовать жеребцов из Тракенена для улучшения крестьянского коневодства. Он разработал проект общественного конного завода для края, основанный на французской системе. Этот проект неоднократно представляли королю, но Фридрих Великий отклонял его со словами: «Я стар, рассмотрение этого дела я предоставлю своему наследнику». Иногда Домгардт на свой страх и риск разрешал крыть жеребцами из Тракенена частных кобыл.

В 1786 году, после смерти Фридриха Великого, Тракенен перешел в собственность государства. С этого момента отношение прусских монархов к Тракенену изменилось коренным образом.

Война и мир

Новый король Пруссии Фридрих Вильгельм II распорядился, чтобы доходы Тракененского завода шли на покупку производителей, и назначил обер-шталмейстером Пруссии Карла фон Линденау. Последний не только развил идеи и начинания Йохана Домгардта, но и фактически заложил основы государственного коннозаводства Пруссии. Он решил с помощью конного завода Тракенен создать лучшую породу государства.

Здание замка, в котором до войны находилась контора завода, сохранилось лучше других построек. Сегодня здесь располагаются местная общеобразовательная школа и небольшой музей.

В 1787 году Линденау лично посетил Тракенен и провел большую выбраковку основного состава. Из 38 производителей он исключил 25, а из 356 маток – 144. Линденау распорядился использовать только чистокровных и арабских производителей - «чистую кровь» он считал золотом селекции. Тогда же были разделены на четыре группы кобылы. В Тракенене были собраны матки верхового типа различных мастей. В других конюшнях были собраны упряжные матки, разделенные по мастям на гнедых, вороных и рыжих.

Спрос на тракененских лошадей рос, тракененская кровь распространялась не только по Восточной Пруссии, но и за ее пределами. По всей стране для улучшения крестьянского коневодства учреждались случные конюшни и так называемые «сельские» конные заводы, которые в значительной мере комплектовались жеребцами из Тракенена.

Между тем Европа уже давно была охвачена войной с Наполеоном. В 1806 году, во время войны с Австрией, Франция оскорбила достоинство Пруссии, воспользовавшись ее нейтральной территорией. Пруссия немедленно вступила в союз с Россией против Наполеона. Однако Наполеон расправился с Пруссией раньше, чем подоспели русские войска. Ее армия была разбита в один день.

Началась эвакуация конных заводов Тракенен и Нойштадт. В январе 1806 года лошади были переправлены в более безопасную Россию. Этот тяжелый переход гибельно отразился на лошадях обоих конных заводов. Холод, голод, повальные болезни каждый день уносили по несколько жертв. В Тракенен после Тильзитского мира вернулись только 180 лошадей – остальные погибли в России.

В 1807 году между Наполеоном и Александром I был заключен Тильзитский мир. Согласно договору, «из уважения к императору всероссийскому» и «из милости» Пруссия оставалась самостоятельным государством в обмен на часть прусских земель. Россия фактически спасла Пруссию от уничтожения.

Тем временем коннозаводству Пруссии был нанесен удар – граф Линденау подал в отставку. Он мотивировал свою просьбу тем, что в такое тяжелое время государству трудно выплачивать жалование обер-шталмейстеру. Его просьба была удовлетворена.

В апреле 1812 года Александр I предъявил ультиматум Наполеону, требуя очистить Пруссию. Французы вторглись в Россию, а прусские конные заводы вновь спешно эвакуировались. Пути в Россию, охваченную войной, не было, и лошадей переправляли в Верхнюю Силезию. Только в октябре 1813 года лошади вернулись обратно.

Образцовое хозяйство

В. фон Бургсдорф

В 1814 году ланд-шталмейстером Пруссии назначается В. фон Бургсдорф. Он «принялся зашивать прорехи Тракененского конного завода» и в течение 28 лет своей службы терпеливо добивался намеченных целей. Единственным камнем преткновения для него стал вопрос об использовании восточных или же английских производителей. Мода на восточных жеребцов проходила, их вытесняли более крупные чистокровные. Бургсдорф долго не мог принять окончательного решения в пользу тех или других, но в конце концов предпочел английских чистокровных. Весь XIX век в Тракенене, как и повсюду в Европе, прошел под знаменем использования английской крови.

При Бургсдорфе был налажен строгий учет лошадей, что позволило впоследствии, в 1878 году, издать первый том лошадей тракененской породы. Жеребятам, рожденным в заводе, стали давать клички, что до того не практиковалось.

Сам конный завод в то время представлял собой маленькое государство с больницей, училищем, гостиницей, почтой, кирпичным заводом и стадом коров. Дороги украшали ухоженные деревья. Поля орошались, посевы люцерны и клевера давали хорошие урожаи. Большие территории засевались вико-овсяной смесью, которую лошади получали зимой дополнительно к луговому сену. Персонал был одет в спецодежду — синий сюртук с медными пуговицами, полосатый черно-белый жилет, белые замшевые штаны, сапоги и фуражку, которую в праздничные дни заменяла высокая шапка с галуном.

В самом Тракенене находилось 189 лошадей, из них 18 жеребцов, 77 маток, а остальные — жеребята до четырехлетнего возраста. Кроме центральных конюшен существовали еще и вспомогательные. Самой крупной была конюшня Гурдзен, вмещавшая 170 лошадей, в том числе 90 вороных маток. Конюшни Байоргаллен и Буддин также были рассчитаны на 90 голов, в первой содержались матки различных мастей и жеребята, а во второй — рыжие кобылы и молодняк. Конюшня Калпакин вмещала 125 лошадей, из которых 70 голов — гнедые кобылы. Были еще конюшни Данзкемен, Бургсдорф, Биркенвальде, Ионасталь, Таунишкен, Иодзаукен и Маттишкенен, в которых содержали молодняк.

Отъем жеребят проводили на 5-6 месяц, после чего они начинали получать взрослый рацион. Летом табунки паслись под присмотром верхового пастуха. Пастбища были разделены дренажными каналами. Паслись жеребята с 15 мая до первых чисел октября, при этом они получали овес и ночевали в помещениях. Даже в самую холодную погоду лошади выгонялись на улицу для моциона. Добронравие тракененских лошадей уже тогда удивляло иностранцев: среди персонала не было случаев травм, причиненных лошадьми.

Испытания молодняка Тракененского завода достойны отдельного рассказа. В начале мая 80 необъезженных трехлетних лошадей поступали в стипльчезную конюшню. В июле лошади уже участвовали в первых охотах на дистанцию 2000 метров с 5-6 небольшими препятствиями. В дальнейшем дистанции охотничьих трасс увеличивались до 4-5 километров, усложнялись препятствия. Охоты продолжались до ноября.

Каждую осень в Тракенен для осмотра всех четырехлетних лошадей прибывала комиссия в составе управляющего коннозаводством Пруссии, двух-трех директоров заводских конюшен, офицера кавалерии и члена иппологического общества. После отбора около 40 лучших жеребцов распределялись по заводским конюшням, около 30 жеребцов уходило в королевские конюшни в Берлин. Не попавшие в две первые группы жеребцы, «лишние» кобылки, а также забракованные комиссией лошади продавались на аукционе. Попав к частным владельцам, эти лошади использовались в разведении. С течением времени в Пруссии сформировалось много частных конных заводов, имеющих маток, рожденных в Тракенене.

От крестьянских работ до олимпийских высот

На дальнейший ход эволюции тракененской породы повлияли результаты Первой мировой войны. По условиям Версальского договора Германии было запрещено иметь кавалерию, и из 110 кавалерийских полков, комплектовавшихся восточно-прусскими лошадьми, осталось только 18. Пришлось переориентироваться на разведение лошадей для сельского хозяйства. В 1922 году ланд-шталмейстером Тракенена назначается Зигфрид фон Лендорф. На его долю пришелся период «усиления» породы. Число чистокровных производителей было резко сокращено, зато широко использовались полукровные жеребцы местной селекции, такие как Темпельхютер, Ягдхельд, Сатурн, Парсиваль и другие. Довольно спорным для того времени было привлечение в главный конный завод восточно-прусского жеребца Дампфросса, рожденного в частном хозяйстве. Но этот некрупный рыжий жеребец с отличными движениями дал для тракененского коннозаводства производителей Пифагораза и Хипериона, присутствие которых в родословной лошади и сегодня является гарантией ее качеств. Однако в результате конфликта с министерством сельского хозяйства в 1931 году Лендорф был смещен со своего поста. Его отставку коневоды считали большой ошибкой.

К 1931 году лошади Тракененского конного завода полностью отвечали всем потребностям времени, но новый директор завода Ернст Элерт не собирался останавливаться на достигнутом. Большое внимание он уделял типу, считая, что «у тракенов внутренняя гармония должна быть следствием их внешнего облика». Тракены испытывались под седлом и в упряжи, велась селекция на послушание и добронравие. Широко использовались Пифагораз, Хиртензанг, Термит, Пильгер, Креон, Тореро — эти жеребцы оставили в породе яркий след. Кроме полукровных и чистокровных жеребцов Элерт широко использует арабских жеребцов Фетиша, Ловеласа и Гаруна аль Рашида.

Триумфальным для Тракенена и всей Восточной Пруссии стал 1936 год. На XI Олимпиаде в Берлине первое и второе места в выездке завоевали восточно-прусские лошади Кронос и Абзинтх. Немецкие офицеры на восточно-прусских лошадях выиграли и командное золото в троеборье. Тракененские и восточно-прусские лошади начали успешно осваивать новую перспективную нишу — конный спорт.

Однако безоблачное существование Тракенена было прервано поражением Германии во Второй мировой войне. Советские войска наступали, но эвакуация главного конного завода могла стать причиной паники населения, и партийные начальники как могли оттягивали этот момент. Элерт с июля 1944 года писал прошения о вывозе лошадей, но получал резкие отказы. В августе бомбы падали уже рядом с заводом, а разрешения на эвакуацию все не было. Лишь в сентябре поступило распоряжение вывезти нескольких наиболее ценных производителей. Элерт сумел отправить на Запад 139 лошадей, среди которых были производители и жеребые кобылы.

Приказ эвакуировать оставшихся лошадей был дан только 17 октября, и десять табунов, по 80 голов в каждом, влились в общий поток беженцев. Пройдя короткой рысью от Тракенена до Георгенбурга (ныне Калининградский конный завод) — около 70 километров за 6 часов, — табуны были разделены и далее двигались в разных направлениях. Вскоре лошади попали в американскую оккупацию, которая сменилась английской. Ни американцам, ни англичанам не пришло в голову завладеть ценным поголовьем. Элерту удалось убедить английского офицера выдать пропуск на вывоз из оккупационной зоны, куда вот-вот должны были войти русские, двух тракененских жеребцов, 28 маток и 6 жеребят. В 1947 году они были приобретены Тракененским союзом* и стояли у истоков возрождения тракененской породы в Германии.

Советские власти, сменившие англичан, не стали особо церемониться. Лошади были отправлены в эшелонах в глубокий тыл Советского Союза — в сальские степи. Там началась новая страница в истории тракененской породы.


После войны Восточная Пруссия была поделена между Советским Союзом и Польшей. Тракененский конный завод оказался на территории Калининградской области. Местные жители были депортированы в Германию, а сменившие их русские переселенцы не стремились сохранять наследие бывшего врага.

Сегодня в обветшалых конюшнях располагается крупный рогатый скот совхоза «Ясная поляна». Великолепные здания постепенно превращаются в руины, их разбирают на кирпичи местные жители. А ведь постройки завода представляют собой и историческую, и архитектурную ценность. Остается лишь надеяться, что в будущем положение изменится, и Тракенен когда-нибудь предстанет перед нами в былой красе.


Анна ДОРОФЕЕВА


*Союз заводчиков полукровной лошади тракененского происхождения


Об авторе

Анна Витальевна Дорофеева — сотрудник ВНИИ коневодства, представитель знаменитой династии конников Дорофеевых, посвятивших свою жизнь спортивному коневодству. Анна Витальевна — главный помощник матери, Нинель Васильевны, возглавляющей работу с тракененской породой у нас в стране, президента Российской ассоциации тракененского коневодства. Надо сказать, что качество ведения племенного учета тракененских лошадей во ВНИИ коневодства привело в восхищение даже немецких специалистов.

А.В.Дорофеева — кандидат сельскохозяйственных наук, защитила диссертацию на тему «Влияние лошадей восточной крови на совершенствование тракененской породы».


Символ восточно-прусского коневодства

При графе Линденау лошадям верхового типа, рожденным в заводе, на правом бедре стали ставить тавро — семиконечный рог лося. Существует две версии, почему выбор пал именно на лосей. Первая (официальная) — потому что они обитали только в Пруссии, а вторая (неофициальная) — лоси легко передвигаются даже по глубокому снегу и болотам, преодолевая препятствия высотой до двух метров. Селекционеры хотели создать для кавалерии лошадей, обладающих такими же качествами.

С 1815 года тавро «один семиконечный рог лося» стали ставить всем лошадям, рожденным в Тракенене, независимо от их типа.

Влияние Тракененского конного завода на коневодство Восточной Пруссии было огромно. К концу XIX века в крае не было, наверное, ни одной верховой лошади без тракененских предков в родословной. Различия в типе между лошадьми Тракенена и других конных заводов Восточной Пруссии были не так уж велики: практически верховые восточно-прусские лошади были высококровными тракенами. Для восточно-прусских лошадей была открыта своя племенная книга (ее первый том издан в 1890 году), с 1888 года им на левом бедре стали выжигать тавро «двойной семиконечный рог лося».

После Второй мировой войны, когда Тракененский конный завод прекратил свое существование, тавро «двойной семиконечный рог лося» в Германии стали ставить лошадям тракененской породы.


Памятник Темпельхютеру

Фото Музея коневодства

Этот скульптурный портрет одного из известнейших жеребцов-производителей, основателя линии в тракененской породе украшал парадный подъезд главного здания конного завода. В 1945 году бронзовый Темпельхютер в качестве военного трофея был вывезен в Советский Союз и, говорят, чуть не угодил в переплавку. Ему повезло: статуя по личному указанию С.М.Буденного была передана в Музей коневодства при Тимирязевской сельскохозяйственной академии. Долгие годы Темпельхютер встречал посетителей музея у крыльца, пока в начале девяностых не подвергся нападению хулиганов. Статуя была повреждена, и немало времени ушло на ее восстановление. Теперь Темпельхютер не рискует «выходить на улицу»: современных вандалов не интересует ни своя, ни чужая история.


0
Дата публикации: 9.5.2003 0:00:00
Печатать эту страницу Отправить эту статью другу
Комментарии принадлежат их авторам. Мы не несем ответственности за их содержание.
Отправить комментарий
Вам нужно зайти под своим логином чтобы отправить комментарий.
Пользователь: Пароль: Запомнить меня

Вы не зарегистрированы? Нажмите здесь.
Рубрикатор
Поиск
Новости редакции
Конный мир №3/2019 (май-июнь) – скоро в продаже! В номере - "Дети Тотиласа", "Учите лошадь слышать", "Танцующий на воде".
Конный мир №2/2019 (март-апрель) – скоро в продаже! В номере - "Сделано в СССР", "Брак по любви", "Из пробирки".
Конный мир №1/2019 (январь-февраль) – скоро в продаже! В номере - "Мундштук преткновения", "Слово о тренере", "Читаем по губам".
Друзья, с этого года у вас появилась особая возможность сделать необычный подарок – подписку на наш журнал! Для этого мы предлагаем специальный подарочный сертификат.
Конный мир №5/2018 (ноябрь-декабрь) – скоро в продаже! В номере - "Главный конкурист страны", "Где медали?", "Допрыгались... Заболевания конкурных лошадей".
Кто активен
18 пользователь(ей) активно (11 пользователь(ей) просматривают Статьи)

Участников: 0
Гостей: 18

далее...
© ООО «Королевский издательский дом» 2000-2019 Все права на материалы, находящиеся на сайте horseworld.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Копирование материалов, новостей сайта и сателлитных проектов только с разрешения правообладателя ООО «КИД»